Отзывы cezares смесители: 11 отзывов и оценок про смесители Cezares от покупателей

11 отзывов и оценок про смесители Cezares от покупателей

В нашем каталоге собрано 170 моделей итальянских смесителей Cezares на любой вкус и кошелек. Цены от 4 718 р.

Звоните и спрашивайте у наших специалистов: мы подберем лучший вариант для Вашего дома!

Смесители
Cezares


 

 

Установил на раковину не самый дорогой смеситель Cezares Lira LIRA-LS1-01. Поскольку отзывов в интернете на эту продукцию ни много, то положился на совет менеджера. Не прогадал. Пользуюсь 2 года и недостатков не обнаружил.

•  Руслан Валентинович

У меня полгода стоит смеситель для раковины Cezares Retro LS2-01. Фирма есть фирма. Отличное качество с красивейшим дизайном. Я доволен.

•  Игорь

Смеситель цезарис для душа покорил с первого взгляда. Модель Butterfly-DIM-04 просто чудо. Отличный дизайн + максимальное качество. Единственный минус – дороговато. Но лучше уплатить раз за хорошую вещь, чем платить постоянно за сомнительное качество еще при этом и постоянная нервотрепка.

•  Марина

Купив смеситель для раковины Cezares Laconico-LS-01, засомневался вначале о долговечности рычага управления водяной струей. Однако сейчас, уже спустя почти два года после покупки, могу с уверенностью сказать, что это удачная модель данного формата. Похожий смеситель другого производителя уже несколько раз ремонтировался, а это стоит и работает исправно.

•  Михаил

Ответ магазина: Вся сантехника, в том числе, и смесители, итальянской фирмы Cezares надежна в эксплуатации. Ждем вас за новыми покупками!

Покупал смеситель для раковины. Выбрал сezares elite под бронзу. однорычажный. Очень красивый. Качество соответствует, по опыту знаю что керамический картридж обеспечит эксплуатацию без поломок на долгие годы.

•  Артем Сидорин

Почти год пользуемся смесителем итальянской компании ЦЕЗАРИС. У нас комлект Atlantis ATLANTIS-VD-01-Sw для ванны с душем. Скажу в двух словах – безупречные стиль и качество. Не пожалеете.

•  Татьяна

Уже четыре года пользуюсь продукцией этой фирмы, недавно купила еще и смеситель Cezares Atlantis ATLANTIS-BS1-01-Sw для биде. Всем рекомендую, ни качеством, ни удобством эксплуатации разочарованы не будете.

•  Жанна

Смеситель Cezares Olimp LS2 02 M для раковины приобрел год назад. Считаю что цена вполне соответствует качеству, надежная сантехника без излишеств за приемлемую стоимость.

•  Роман

Смеситель для раковины Cezares Turbolenza LS-01 порадовал добротными материалами и сборкой. Кроме того, он красивый и качественный. Не требует утомительной чистки.

•  Полина

Мой отзыв будет о смесителе для душа брэнда сezares, образец сosmo d-01 конечно же, положительный. Претензий предъявить вообще не к чему. Пользуюсь год, устраивает и функционал, и внешний вид. Советую покупать.

•  Яна

 


Оставить отзыв / Задать вопрос

Cezares Quattro — смесители из Италии

3DPLITKA.RU

Пн-Пт 8:00–21:00

Сб-Вс 8:00–21:00

: [email protected]

16-я Парковая д.23

г. Москва, индекс 105484

Принимаем к оплате:

Мы в соц.сетях:

Мы в Яндекс.Организации:

Мы на Яндекс.Маркете:

Москва +7 (495) 966-18-01

Санкт-Петербург +7 (812) 309-35-78

Воронеж +7 (473) 202-47-57

Екатеринбург +7 (343) 289-18-98

Нижний Новгород +7 (831) 281-52-53

Новосибирск +7 (383) 284-08-48

Казань +7 (843) 211-02-57

Краснодар +7 (861) 201-25-33

Красноярск +7 (391) 216-76-03

Пермь +7 (342) 207-98-33

Ростов-на-Дону +7 (863) 310-02-03

Самара +7 (846) 375-94-33

Саратов +7 (8452) 39-79-54

Тверь +7 (4822) 73-65-21

Томск +7 (3822) 99-43-77

Тула +7 (4872) 52-41-06

Тюмень +7 (3452) 39-72-57

Уфа +7 (347) 225-06-33

Челябинск +7 (351) 220-14-23

Другой регион +7 (800) 301-34-28

(бесплатный звонок)

Ⓒ 2011-2022 3dplitka.ru — интернет-магазин керамической плитки, керамогранита и сантехники

Политика организации в отношении обработки персональных данных

Используя этот сайт вы даёте своё согласие на использование файлов cookie

Практичный интерьер однушки 33 м² в панельке — INMYROOM

Тип дома

панельный дом

Дизайн

Тамара Воронцова

Вкратце

Эту однокомнатную квартиру площадью 33 квадратных метра дизайнер Тамара Воронцова оформила для молодой заказчицы. Из типовой панельки со старым ремонтом получился яркий и функциональный интерьер без перепланировки. Дизайнер изолировала кухню с газом, в общей комнате зонировала спальню с гостиной и разместила кабинет на балконе. 

Подробности

Квартира находится в старом доме, и нужно было полностью преобразить пространство, так как ремонта здесь не было давно. Обошлись без перепланировки, так как кухню и гостиную заказчица хотела оставить изолированными. Были нужны места хранения и много функциональных зон.

В квартире газовая труба, поэтому ремонт начали с ее переноса ближе к окну — доступ оставили. Вытяжку разместили выше, чем уровень остальных шкафов: так положено по правилам. В кухне предусмотрели раздвижную дверь.

Гарнитур подняли до потолка, есть отступ из гипсокартона, в котором спрятали воздуховод.

Обеденную зону украсили 3D-панелями и фреской с растительным орнаментом. Вертикальные полоски визуально приподнимают потолок. Радиатор перенесли на стену.

Жилую комнату разделили на две основные зоны с помощью перегородки из деревянных реек — это функциональное и стильное решение, которое выглядит очень современно. Рейки разбавили узкими светильниками, которые создают красивый световой узор в темное время дня. 

На полу в жилой зоне лежит ламинат, оттенок которого повторяет другую деревянную отделку.

Основная система хранения — большой шкаф от пола до потолка. В его дизайне отказались от ручек, чтобы они не бились о стену при открывании. Фасады белые, а вот внутреннюю часть, цоколь и стеллаж спроектировали в темно-сером цвете. Еще одна интересная деталь — встроенный в шкаф телевизор.

Перед диваном поставили крупный журнальный столик с фактурой натурального камня.

Зону спальни декорировали фреской с рисунком тропических листьев — выглядит интересно. Кровать довольно большая — ширина матраса 180 см, предусмотрели подъемный механизм для дополнительного хранения.

Зеркало с подсветкой от пола до потолка добавляет настроения в интерьер.

На лоджии сделали широкий подоконник, который можно использовать как барную стойку или рабочий стол. На полу и на стенах сделали теплый пол.

Ванная совсем небольшая, но функциональная. С одной стороны разместили тумбу с раковиной, с другой — стиральную машину под столешницей и открытый стеллаж. 

Плитку с орнаментом продлили с пола на стену. Эту же плитку использовали в санузле.

Бренды, представленные в проекте

Отделка: краска, Sikkens; плитка, Atlas Concorde; фреска, Affresco; панели, Orac Decor; искусственный камень, White Hills; рейки, Varman
Напольное покрытие: TER HUERNE
Радиатор: Zehnder
Гарнитур: «Кухонный двор»
Смеситель: Rush
Мойка: LAVA
Техника: холодильник, Bosch; духовой шкаф, плита, посудомоечная машина, микроволновая печь, все — Electrolux; стиральная машина, LG; ТВ, Hyundai, LG, KITEQ; водонагреватель, Ariston
Сантехника: унитаз, Creavit; инсталляция, Geberit; раковина, Ravak; смесители, Hansgrohe; ванна, Kaldewei; шторка, Cezares
Входная дверь: Le-gran
Межкомнатные двери: Verda
Окна: Vithouse
Выключатели и розетки: Simon
Гардеробная: Veles
Мебель: столы, TOK, Garda Décor; тумба прикроватная, Bogacho
Освещение: Odeon, Maytoni, Nowodvorski, Favourite

Хотите, чтобы ваш проект был опубликован на INMYROOM? Присылайте фотографии интерьера на  [email protected]

Выставка, осматривая CESARE LEONARDI, чтобы открыть в Genoa

выставка, изучения CESARE LEONARDI, чтобы открыть в Genoa

Cesare Leonardi, Franca Stagi, «11.3.1 Carpinus Betulus», 1978-1982 Sharehare
  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • WhatsApp

  • Mail

  • Mail

или

https://www.archdaily.com/805498/exhdailu-examin-in- Генуя

Музей современного искусства Вилла Кроче представляет первую монографическую выставку работ Чезаре Леонарди (итальянец, р.1935). В течение более чем четырех десятилетий карьеры Леонарди, архитектора и фотографа, он постоянно бросал вызов границе между дизайном и художественной практикой. Несмотря на признание, полученное его ранним дизайном мебели, большая часть творчества Леонарди осталась малоизвестной даже в Италии. Cesare Leonardi: Strutture , организованная в тесном сотрудничестве с архивом Леонарди, проливает свет на глубокую, но многогранную работу.

ПРИМАВЕРА 4, Модена, 1972–1977 гг.Штамп фотографический с компенсацией, 125 x 125 см. Изображение предоставлено Archivio Architetto Cesare Leonardi SKYLINE, Модена, 1972–1975 гг. Штамп фотографический с компенсацией, 125 x 125 см. Изображение предоставлено Archivio Architetto Cesare Leonardi

На выставке представлены работы из коллекции Archivio Cesare Leonardi в Модене, большинство из которых никогда не выставлялись за пределами его родного города. На историческом фоне виллы Кроче он исследует три широкие темы, которые занимали Леонарди на протяжении всей его карьеры: стулья, тени и деревья.

Куратор выставки Джозеф Грима сказал: «Около пяти лет назад в букинистическом магазине в Милане я купил книгу, которая мгновенно стала моей самой дорогой. деревья, дело всей жизни архитектора, который был одержим их непринужденной красотой и оскорблен черствостью, с которой большинство архитекторов относились к их присутствию».

Solidi 1, Indice, da G. Martinelli, Cesare Leonardi. Solidi-Solids 1983/1993, Логос, Модена, 1995.Изображение предоставлено Archivio Architetto Cesare Leonardi Solidi 1, Indice, da G. Martinelli, Cesare Leonardi. Solidi-Solids 1983/1993, Logos, Modena 1995. Изображение предоставлено Archivio Architetto Cesare Leonardi Dondolo, 1967. Composizione di provini a contatto, 30 x 24 см. Изображение предоставлено Archivio Architetto Cesare Leonardi Cesare Leonardi, 1995. Изображение предоставлено Archivio Architetto Cesare Leonardi

Это событие было представлено пользователем ArchDaily. Если вы хотите представить событие, пожалуйста, используйте нашу форму «Отправить событие».Мнения, выраженные в объявлениях, представленных пользователями ArchDaily, не обязательно отражают взгляды ArchDaily.

Десять вопросов, касающихся аэрозолизации и передачи Legionella в антропогенной среде

https://doi.org/10.1016/j.buildenv.2017.06.024Получить права и содержание

Основные моменты

7 Legionella передается через аэрозоли, образующиеся из загрязненной воды.

Легионеллез связан с конкретными метеорологическими условиями.

Могут существовать источники Legionella , которые были упущены из виду.

До сих пор существует много пробелов в знаниях о переносе Legionella из воды в воздух.

Резюме

Legionella — род патогенных грамотрицательных бактерий, ответственных за серьезное заболевание, известное как легионеллез, которое передается при вдыхании этого возбудителя в виде аэрозоля.Существует две формы легионеллеза: болезнь легионеров, которая вызывает симптомы, подобные пневмонии, и лихорадка Понтиак, которая вызывает симптомы, подобные гриппу. Legionella может попасть в аэрозоль из различных источников воды в застроенной среде, включая душевые кабины, смесители, гидромассажные ванны/бассейны, градирни и фонтаны. Заболеваемость выше в летнее время, возможно, из-за более широкого использования градирен для систем кондиционирования воздуха и различий в химическом составе воды при более высоких температурах наружного воздуха.Несмотря на десятилетия исследований, связанных с передачей Legionella , остается много пробелов в знаниях. Хотя общепринятое мнение предполагает, что принятие душа является важным источником воздействия в зданиях, существующие измерения не подтверждают эту идею. Было проведено ограниченное исследование возможности передачи Legionella через системы отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха (HVAC). Эпидемиологические данные свидетельствуют о том, что большая часть случаев легионеллеза остается незарегистрированной, поскольку большинство инфицированных людей не обращаются за медицинской помощью.Кроме того, по-прежнему необходимы контролируемые лабораторные исследования по изучению передачи воды в воздух и отслеживанию источника. Здесь мы обсудим десять вопросов, которые освещают текущие знания о передаче Legionella в искусственной среде, инженерных средствах контроля, которые могут предотвратить будущие вспышки заболеваний, и будущих исследованиях, которые необходимы для углубления понимания передачи и борьбы с легионеллезом.

Ключевые слова

Легионелла

Легионеллез

Биоаэрозоль

Искусственная среда

Отслеживание источника

Рекомендуемые статьи

Авторы.Опубликовано Elsevier Ltd.

Вторник | Национальное обозрение

Мужчина носит значок против вакцины, когда люди протестуют против обязательных вакцин против COVID в Нью-Йорке перед судом Соединенных Штатов в Нью-Йорке, 12 октября 2021 г.
(Mike Segar/Reuters)

Добро пожаловать во вторник, еженедельный информационный бюллетень, который выходит по вторникам, потому что мы верим в правдивость рекламы. Чтобы подписаться на вторник, что вы должны сделать, перейдите по этой ссылке.

Политика ваксов и шарлатанов

Запрос из обширной, бесконечной цифровой галереи арахиса: «Я бы хотел, чтобы автор National Review попытался объяснить, почему в течение 15 лет стереотипным противником вакцинации была прогрессивная мама из пригорода в ультра-голубом районе, но ни один крупный политик-демократ не пытался заручиться их поддержкой так, как это сделали республиканцы».

Справедливый вопрос, и ответ, одним словом, таков: респектабельность .

Демократы выиграли его и использовали в качестве оружия, а республиканцы впоследствии отвергли его.

Демократы успешно объединились с самыми престижными и могущественными социальными институтами — Силиконовой долиной, Уолл-стрит, Лигой плюща, New York Times — и они, в свою очередь, объединили эти институты с собой и своими амбициями. Республиканцы, со своей стороны, в значительной степени отвергли эти элитные институты (отсюда и пахнет кислым виноградом) вместе со всем представлением о том, что такие элитные институты должны пользоваться каким-либо особым статусом или уважением, приняв вместо этого контркультурную политику, которая, несмотря на его правый характер, очень похожий на левую контркультурную политику 1960-х годов.Студенты-радикалы, занявшие офисы университетской администрации, с удовольствием бы сделали то, что этот сброд сделал 6 января, но у них не хватило сил, чтобы занять Капитолий — только Мемориал Линкольна, где их посетил заботливый Ричард Никсон.

Хиппи и их политические союзники были по шею в грязи и дисфункциях, высоко ценили радикализм и по уши в разного рода антинаучном шарлатанстве. Демократическая партия в то время предоставила для этого значительные возможности, не имея другого практического выбора.

Но это было тогда. Демократическая партия находится на другой стороне своего «момента Sistah Souljah».

В своей нынешней конфигурации демократы и их прогрессивные лидеры практикуют политику респектабельности, политику внутригрупповой принадлежности, выражающуюся главным образом в этикете и социально необходимых жестах лояльности. Их основная — а иногда и единственная — политическая стратегия основана на статусных играх, направленных на унижение (и тем самым эффективную дискредитацию) своих противников и соперников, ассоциируя их с низкостатусными людьми и низкостатусным образом жизни, а не пытаясь убедить их или лучше их в споре.

Это полезно для левых, которые не собираются выигрывать множество интеллектуальных споров, потому что их единственная большая идея, социализм, была полностью дискредитирована историческим опытом, в то время как большинство идей-преемников являются либо прозрачной адаптацией социализма (зеленовато-радикальные антикапитализм и т. д.) или слишком узкие, бутиковые и буржуазные (интерсекциональность, неомаоистские сессии корпоративной борьбы и т. д.), чтобы обеспечить основу для сильного народного политического движения.

Но на самом деле вам не нужны идеи или хорошие аргументы, чтобы создать политическую партию или политическое движение — вам нужны только враги.И вашими врагами должны быть люди низкого статуса. (Это не обязательно означает бедных или бессильных — богатых бизнес-лидеров можно осуждать как «непатриотичных», как моральных выродков или как «врагов народа», чтобы понизить их моральный статус и любой финансовый успех. чего они достигли, могут быть дискредитированы, заявив, что они добились успеха благодаря коррупции, мошенничеству и «мошеннической экономике».) Если у них еще нет низкого статуса, вы работаете над тем, чтобы понизить их статус.Дональду Трампу, которого элитные учреждения держали в стороне, приходилось полагаться на насмешливые прозвища в Твиттере и тому подобное. У демократов, напротив, есть богатый выбор престижных институтов, которым можно заменять их грязную работу.

Наши друзья слева обычно это признают. Время от времени кто-нибудь спросит меня: «Зачем New York Times публиковать консерваторов? National Review не публикует прогрессисты!» Если оставить в стороне тот факт, что National Review публиковал много прогрессивных писателей за те годы, когда им есть что сказать, что консерваторам может быть интересно прочитать, National Review — это явно консервативный журнал, который существует в основном для того, чтобы дать голос консерваторам. взгляды в пользу консервативных читателей.Эта линия критики убедительна только в том случае, если New York Times является именно тем, чем New York Times не является: прогрессивным культурным достоянием, а не тем, за что себя выдает: газетой общего назначения без навязываемой ортодоксальности. . Из-за престижа, которым пользуются такие институты, ортодоксальность, которую они насаждают, становится почти синонимом самой респектабельности.

Смысл охраны границ респектабельности (на что борцы за «социальную справедливость» в социальных сетях тратят свои дни) состоит в том, чтобы провести границы таким образом, чтобы ваши враги оказались за их пределами.Это не обязательно должно иметь моральный или политический смысл, поэтому талибы приветствуются в Твиттере, а Дональд Трамп — нет. Талибан не имеет значения для прогрессистов, в отличие от Дональда Трампа. В период, когда вся политика, в том числе и внешняя, находится в заложниках местной внутренней политики, такого рода причудливый исход неизбежен. Это политика как потребительство, а не «Что я хочу от правительства?» но «Что мои политические взгляды говорят обо мне как о личности и как они влияют на мое социальное положение?»

Демократы и их союзники теперь контролируют большинство институтов с высоким статусом.И это гораздо более ценно с точки зрения практической политической власти, чем получение нескольких голосов от чудаков, особенно когда эти чудаки, вероятно, все равно будут голосовать за вас, независимо от того, потакаете ли вы их капризам. Возьмем один уродливый пример: среди афроамериканцев левого толка много антисемитизма, и он особенно заметен в политике демократической машины в городах с большим черным населением, таких как Филадельфия. И хотя Демократическая партия, возможно, не так настойчива, как могла бы, в противодействии антисемитизму избранных демократов, таких как представитель Миннесоты Ильхан Омар, она не собирается заниматься антисемитизмом, и не станет, даже если было не так уж много приличных демократов с сильными моральными возражениями против этого.Это потому, что счетчики голосов демократов знают, что антисемиты типа Ильхана Омара в любом случае будут голосовать за них, в то время как принятие антисемитизма будет стоить им многих голосов не только среди евреев, но и среди неевреев, которые не захотят голосовать. быть связанным с антисемитской партией.

Демократы неустанно работают над тем, чтобы представить Республиканскую партию расистской по той же причине: не для того, чтобы лишить Республиканскую партию поддержки чернокожих, которой практически не существует, а для того, чтобы сделать Республиканскую партию социально отталкивающей для белых жителей пригородов и профессионалов, которые могут согласиться с республиканцами по поводу налогов. или внешней политики, но кто не хотел бы быть связанным с сомнительной социальной группой или быть замеченным связанным с такой группой.И, несмотря на все, что вы слышите о «превосходстве белых», в Соединенных Штатах нет ничего более постыдного, чем неприкрытый расизм. Быть объявленным расистом — значит быть отрезанным от приличного общества.

Но статусные игры идут в двух направлениях.

В Демократической партии полно людей, которые не смогли пройти курс астрономии на втором курсе, но провозгласили себя почитателями «науки!» потому что «наука!» пользуется большим авторитетом, и этот престиж можно передать другим: «Наука! говорит, что мы должны принять эту налоговую политику и правила производства.Это также полезный способ прекратить нежелательные дебаты («Наука! сказала!») или сделать вид, что вопросы, связанные с конкурирующими социальными приоритетами и экономическими компромиссами, могут быть решены эмпирически и объективно.

Иными словами: демократы, в том числе видные деятели, такие как бывший сенатор Том Харкин из Айовы, могут время от времени баловать себя довольно сумасшедшими вещами (так называемый Закон о доступном медицинском обслуживании дает официальное благословение многим неоправданным псевдонаука, такая как гомеопатическая медицина), но они мало что сделали для привлечения антипрививочников до COVID, потому что для них в этом ничего не было.Современные республиканцы изо всех сил стараются приспособиться к антипрививочникам эпохи COVID (и, пожалуйста, избавьте меня от чуши о том, что они всего лишь «против мандата»), а также к ивермектиновым чудакам и полощущим йод сумасшедшим по той же причине: потому что это так, для момент, хорошая политика.

Ритуальное унижение является основой нашей политики с обеих сторон, но демократы и республиканцы идут на это по-разному: демократы с позиции институциональной власти, республиканцы с позиции маргинальной группы.

Позвольте мне ненадолго изменить сцену.

Есть линия, которая проходит через обычную политику, маргинальную политику, теории заговора и шарлатанство — все они начинаются с идеи о том, что с миром что-то не так, и что это связано с тем, что не те люди имеют власть, что еще один способ сказать «высокий статус». Люди часто путешествуют по всему спектру, от одного конца к другому: чудаки иногда становятся мейнстримными политиками, а мэйнстримные политики (особенно писатели и активисты) очень часто становятся чудаками.Профессиональный успех и неудача являются здесь ключевыми игроками: знаменитость кастрировала радикального Славоя Жижека, в то время как неудача сделала хорошего и настоящего психа из Роберта Кеннеди-младшего, одного из тех бывших видных противников прививок от Демократической партии, чье существование теперь старательно игнорируется его единомышленниками. .

Медицинское шарлатанство и политическая активность — давние близкие отношения. Рассмотрим политическую карьеру Мохандаса К. Ганди — и здесь я имею в виду настоящего индийского активиста, а не сверхъестественного святого, которого Бен Кингсли сыграл во вдохновляющем фильме Ричарда Аттенборо.

Первым подлинным интересом Ганди в общественных делах была не политическая независимость Индии или несправедливость, от которой страдали индийцы в Южной Африке (пожалуйста, пока снисходительно упустим из виду тот факт, что он не очень интересовался обращением с чернокожими южноафриканцами, и что его главная жалоба заключалась в том, что с индейцами обращались как с черными, что он считал несправедливым), или что-то еще, что было условно политическим: это была диета.

Как засвидетельствовано в его автобиографии История моих экспериментов с истиной , программы диетической реформы были главным увлечением молодого Ганди, и пыл никогда не покидал его.Но его программа поначалу была противоположна тому, что вы могли ожидать: он намеревался превратить индусов-вегетарианцев в мясоедов, полагая, что это сделает их сильнее и настойчивее как в индивидуальном, так и в национальном масштабе. Вскоре он изменил свое мнение об этом, и его первый набег на политическую организацию был связан с английскими вегетарианскими клубами в студенческие годы.

Первое реальное участие Ганди в публичном политическом конфликте произошло, когда он работал в исполнительном комитете Вегетарианского общества, президент и главный финансовый покровитель которого предложил исключить члена комитета Томаса Аллинсона, врача, журналиста и видного вегетарианского активиста, потому что Аллинсон также поддерживал движение за контроль над рождаемостью, которое многие люди, в том числе многие активисты-вегетарианцы, считали аморальным.На самом деле Аллинсон был привлечен к ответственности по английским законам о непристойности за свои брошюры о противозачаточных средствах. Ганди очень интересовался этим вопросом и в конце концов встал на сторону Аллинсона, посчитав неправильным исключать его из Вегетарианского общества из-за политической позиции, не связанной с его миссией по реформе питания. Культура отмены была актуальна и в 19 веке, как оказалось, но Ганди был на правильной стороне.

Совпадение политического радикализма с вегетарианством и другими диетическими и фитнес-причудами раздражало Джорджа Оруэлла, который заметил: «Иногда складывается впечатление, что одни только слова «социализм» и «коммунизм» притягивают к себе магнетической силой каждый плод. пьющий соки, нудист, носящий сандалии, секс-маньяк, квакер, шарлатан из «Природного лечения», пацифист и феминист в Англии.Возвращаясь к теме: «Я не думаю, что социалисту нужно жертвовать существенным, но, безусловно, ему придется принести большую жертву внешним. Было бы чрезвычайно полезно, например, если бы можно было рассеять запах капризности, который все еще держится в социалистическом движении. Если бы только сандалии и рубашки фисташкового цвета можно было сложить в кучу и сжечь, а каждого вегетарианца, трезвенника и пресмыкающегося Иисуса отправить домой, в Велвин-Гарден-Сити, чтобы он спокойно занимался йогой!»

(Теперь вы можете приобрести коврики для йоги на тему Джорджа Оруэлла — ура, капитализм.)

В The Comedians Грэм Грин противопоставил утопизм неудавшегося кандидата в президенты США, баллотировавшегося по «вегетарианскому билету», жестокой политической реальности жизни на Гаити при Франсуа Дювалье. Как следует из названия, такой утопизм трудно воспринимать всерьез.

Но люди относятся к этому серьезно. Не зря одиозный неологизм образ жизни прижился. Стиль жизни — главное поле политической битвы в течение 364 дней в году, не являющихся днем ​​выборов.

Ганди в молодости был ярым последователем того самого шарлатанства «природного лечения», которое так беспокоило Оруэлла. Как и многие до него и после него, он считал, что большая часть современной науки, и особенно современной медицины, была чуждым навязыванием, стоящим между ним и благословениями местной мудрости его народа. Позже он несколько поправил эти взгляды, хотя его невысокое мнение о западной медицине в какой-то степени осталось — он восхищался ее аналитической строгостью, но презирал ее «методы, ведущие к чисто материальному продвижению ее клиентуры.

(Это жалоба, которая должна быть знакома современным ушам. «Конечно, капитализм дал нам Тесла и Айфоны вместо повсеместного голода, но действительно ли мы счастливее ?»)

При Радже британцы имели все положение и всю власть, в то время как родом из Индии пользовались относительно низким уважением. Это обычный колониальный опыт. Первоначальное сопротивление Ганди британской власти было гораздо менее условно политическим, чем сопротивление британскому образу жизни, и понижение статуса британской (и, в более общем смысле, западной) культурной элиты должно было стать своего рода прологом не только к формальным независимости, но и к национальному самоочищению и преобразованию.Это привело к некоторым трудным переговорам: в конце концов, именно доступ к элитным учреждениям позволил Ганди — англоговорящему юристу, который провел большую часть своей жизни за границей — стать крупным национальным лидером. По его мнению, индийская элита была виновата в порабощении Индии не меньше, чем британцы: «Именно мы, англоязычные индийцы, поработили Индию», — сказал он. Он пришел к выводу, что свободу можно найти в отказе от западных товаров, западной одежды, западных политических идей, западных языков, западной религии.Не то чтобы он был именно фанатиком или шовинистом, но он считал, что настоящая национальная политика может быть построена только на подлинно национальном образе жизни.

Это совсем не чуждо американскому опыту. Наш первый закон о государственном образовании, чудесно названный Законом о старом обманщике-сатане 1647 года, был направлен на противодействие католическому или крипто-католическому влиянию в американских колониях, чтобы обеспечить центральное национальное положение пуританской религии и тем самым сделать людей пригодными для жизни. для осуществления политической свободы.Сухой закон и другие программы нравственного оздоровления также были направлены на повышение политического здоровья республики путем преобразования жизни людей. Ром воспринимался не только как опасность для печени, но и как опасность для американской демократии. Только изменив себя и свой образ жизни, мы могли бы насладиться нашей подлинной национальной жизнью.

Подлинность неизбежно вызывает споры.

В нашем современном контексте ветераны наших элитных институтов говорят нам, что «настоящим американцам» не нужно читать лекции — или руководить — «элитой».Так говорит Тед Круз из Принстона и Гарвардского юридического факультета, так говорит Лаура Ингрэм из Skadden, Arps, Slate, Meagher & Flom (название, которое не осмелился бы выдумать ни один сатирик), так говорит беженец из швейцарской школы-интерната Такер Карлсон и т. д. Конечно, , «Лига плюща» находится в списке правых со времен «Бог и человек» в Йельском университете , но даже институты, которыми раньше восхищались консерваторы и правые популисты, начинают недолюбливать: вы можете включить свою любимую AM-радиостанцию и послушайте, как Дана Леш разъясняет, почему она отговаривала своих детей от поступления в армию, которая, по оценке правых популистов, является еще одним коррумпированным элитарным институтом.Точно так же, как англоговорящий Ганди обвинял свой англоязычный класс в агонии Индии, наши популисты, получившие образование и работающие в элите, винят свой класс — если не самих себя! — за нашу национальную боль и разочарование.

А если морская пехота в ауте, какие шансы у Центров по контролю за заболеваниями могут быть с республиканскими популистами?

В прошлом я время от времени касался республиканцев, демократов и политики респектабельности, но я думаю, что это остается недооцененным фактором в нашей политике, которая на самом деле вовсе не политика, а общая социальная конфронтация, межплеменная война, которая Борьба ведется на всех фронтах, от того, где мы живем, до того, где мы поклоняемся, до того, где мы работаем, от развлечений, которые мы потребляем, до где-то в середине спектра важности того, как мы голосуем.

Демократическая политика в Соединенных Штатах, конечно, всегда имела неизбежный социальный компонент, как и политика в большинстве других либеральных демократий. Например, вы заметите, что в обществах с социально обособленными этническими или религиозными меньшинствами избиратели в группе меньшинства часто тесно связаны с одной партией. Избиратели в большинстве также могут быть связаны с одной партией (если бы учитывались только голоса белых американцев, последним президентом-демократом был бы Линдон Джонсон), но обычно не так однобоко.И, конечно же, со временем эти вещи могут измениться: в Соединенном Королевстве избиратели-евреи когда-то предпочитали лейбористов, но сместились в сторону консерваторов, отчасти в ответ на открытый антисемитизм некоторых британских лейбористских лидеров; Мусульмане в Индии, как правило, голосовали против индуистско-шовинистской партии Бхаратия Джаната по очевидным причинам, но значительное число избирателей-мусульман (около 20 процентов на одних недавних выборах) начали дергать рычаг БДП по мере того, как партия развивалась от своей религиозной основы. общинная политика стала чем-то вроде правой популистской партии.В Соединенных Штатах афроамериканские избиратели в подавляющем большинстве отдавали предпочтение республиканцам до Великой депрессии и Нового курса, после чего чернокожие избиратели перешли на сторону Демократической партии.

(Есть много поводов для критики в послужном списке республиканцев о гражданских правах, но, вопреки предпочитаемой демократами истории, Республиканская партия потеряла большинство чернокожих избирателей к 1946 году, задолго до конвульсий по поводу Закона о гражданских правах 1964 года. )

Это двусторонние отношения: избирателей будут привлекать партии, которые приветствуют их и работают для продвижения их интересов, но партии также реагируют на то, кто в них уже есть: циничное и покровительственное отношение Линдона Джонсона к тому, что он назвал «наглым» черным избиратели («Мы должны дать им кое-что, ровно столько, чтобы они успокоились» и т.) не было частью попытки завербовать чернокожих избирателей в Демократическую партию, а было реакцией на предшествующее движение чернокожих избирателей в Демократическую партию, которое уже произошло за поколение до его президентства. Новообретенная забота Республиканской партии о том, что не совсем точно описывается как «белый рабочий класс», в основном является не попыткой привлечь новых избирателей, а признанием того, кто уже состоит в Республиканской партии.

Республиканская партия приняла контркультурную политику, потому что представляет контркультурных избирателей.Как отмечает один критик, приезжие американские националисты очарованы Будапештом, но венгерские националисты ненавидят этот город за его либерализм и космополитизм, точно так же, как американские националисты ненавидят Уолл-стрит, Силиконовую долину, Лигу плюща, Голливуд, Нью-Йорк, Чикаго, Бостон, Лос-Анджелес, Сан-Франциско и весь штат Калифорния, за исключением Центральной долины, университетов, самых успешных предприятий и большинства частей страны, где есть люди и деньги.Они отказались от консерватизма как такового, потому что считают, что наши институты безнадежно коррумпированы и, следовательно, не заслуживают сохранения.

Позавчера все было наоборот. Республиканцы и консерваторы имели власть или считали, что обладают властью, в учреждениях, и на большей части страны Республиканская партия была связана с местной экономической и культурной элитой, от руководителей предприятий и предпринимателей до администраторов университетов, церковных лидеров, редакторов газет и т. д.Республиканская партия была партией образованных, относительно высокооплачиваемых специалистов из пригородов. Важными точками на республиканской кривой были Нельсон Рокфеллер (на левой границе), Дуайт Эйзенхауэр, Торговая палата, основные протестантские церкви и фракция Уильяма Ф. Бакли/Барри Голдуотера/Рональда Рейгана на правом краю мейнстрима. . В 1980-х стереотипным республиканцем был Алекс П. Китон — сегодня это люди из Walmart.

У Демократической партии были свои аристократы, но к 1950-м и 1960-м годам она была очень сильно связана с группами, которые не пользовались большой властью в элитных институтах: бедные белые фермеры, привлеченные «Новым курсом», но без энтузиазма относившиеся к расовой интеграции; католическая «белая этника»; группы городских меньшинств, в основном бедные чернокожие и коричневые люди в бедных чернокожих и коричневых кварталах; левые радикалы и коммунисты, имевшие влияние на демократическую политику, непропорциональное их численности; и т.п.Демократическая партия середины века во многом походила на сегодняшнюю Республиканскую партию: в ней доминировали богатые люди из бедных штатов, а голоса относительно бедных людей в богатых штатах собирались.

Ранее в этом году я писал об эволюции Республиканской партии в дионисийском направлении — склонность к экстазам, театральности, ритуальным нарушениям социальных норм и ритуальному членовредительству, — но стоит обратить внимание на эволюцию демократов в аполлоническом направлении. направление. Практика политики респектабельности не одинаково легко укладывается в каждом демократическом округе.Проект по навязыванию гомосексуальным американцам чувства Оззи и Гарриет был реализован с большой энергией, но не без сопротивления. Эндрю Келли пишет в Bay Area Reporter :

В последнее время тема экспонатов, связанных с извращениями и фетишами, на парадах гордости стала горячей точкой культурной войны. Сторонники извращений на прайде утверждают, что марши возникли из-за того, что они отвергли условности гетеросексуального общества о том, что является «разрешенным» выражением сексуальности, и что многие из организаторов ранних мероприятий прайда также были активны в извращенных и кожаных сообществах.Те, кто выступает против включения извращений в Pride, часто утверждают, что это может оттолкнуть натуральных союзников и заставить их чувствовать себя некомфортно, а также сделать такие мероприятия небезопасными для детей.

Необходимость сделать гей-парады безопасными для детей возникла, разумеется, относительно недавно. Но движение за права геев во многих отношениях является примером успешно проводимой политики респектабельности: когда «геи» означали деревенских жителей, мужчин, щеголяющих в кожаных штанах и банях, геев держали на обочине; когда «гей» означал Will & Grace и консультантов McKinsey, это было что-то другое.Гей-политика стала соответствовать власти и могущественным институтам, а не противостоять им. Это не понравилось всем участникам, но что собираются делать несогласные — голосовать за республиканцев? Чертовски маловероятно.

(А консервативные собрания и протесты, на которых люди выкрикивают непристойности или скандируют их в квазирелигиозной демонстрации — хорошо для детей?)

Итак, поздравляю республиканцев эпохи Трампа — вы теперь геи: ненавистные, обычно нежелательные на командных высотах деловой и культурной жизни, возможно, считающиеся непригодными для работы в правительстве, осуждаемые как моральные дегенераты и ненавидимые особенно как нарушение общественного здоровья и гигиены.На самом деле нет ничего нового под солнцем.

До наступления эпохи респектабельности некоторые маргинальные геи реагировали на попытки заставить их придерживаться общепринятых моделей мужественности (или наказывать их за несоблюдение соответствующих правил) преувеличением в обоих направлениях: если бы не мультяшная мужественность всех то кожаные и байкерские вещи 20-го века, то мультяшная женственность дрэга. Правый популизм включает в себя подобное преувеличение. Fox News в большинстве вечеров представляет собой своего рода дрэг-шоу правых, в котором мультимиллионеры из Верхнего Ист-Сайда притворяются служащими глобального многонационального медиаконгломерата.. . что-то они не такие.

Они не являются фанатиками хонки-тонка, которыми притворяются. По правде говоря, они по большей части даже не так глупы, как притворяются.

Тенденция правых популистов против прививок — это вариация практики того, что я в прошлом называл «вести себя как белый», принимая дисфункцию и самоуверенность белого низшего класса как признаки подлинности. Дональд Трамп — парень, который обожает музыку из Cats , но сделал политическую карьеру, исполняя своего рода шоу белых менестрелей для людей, которые думают, что они персонажи из песен Джейсона Олдина.Неважно, что их лидеры и их исполнители в основном мало знают о белом низшем классе, который, как они утверждают, защищают и с которым себя отождествляют, не более, чем имело значение то, что гангста-рэперы 1990-х годов на самом деле не очень отражали опыт большинства чернокожих американцев. или что Village People на самом деле не отражали чаяний многих геев 1970-х годов. Запишите слова своей любимой поп-песни и прочитайте их вслух — они неизменно глупы и часто неграмотны, но важно то, какие чувства они у вас вызывают.Политические речи могут быть немного более организованными и грамматическими (или нет!), но они работают по тем же принципам.

Материалы против прививочников справа лучше всего понимать не как медицинский спор в каком-либо подлинном смысле, а как ритуал отчуждения. «А кто не примет вас и не услышит слов ваших, когда выйдете из дома или города того, отрясите прах с ног ваших». Реакция на COVID-19 — блокировки, мандаты, действия правительства в огромном и практически беспрецедентном масштабе — была отрезвляющей демонстрацией силы, и эта сила занимает умы миллионов американцев, которые, кажется, совершенно внезапно понял, что их нет.

Надеюсь, что ответил на вопрос.

Слова о словах

Читателя раздражает чрезмерное употребление слова «милый».

Кажется, что все, на что приятно смотреть или испытывать, теперь «мило». Фредериксбург — милый город. Новая Тесла — это «милый» автомобиль. Нет! Машины, города, здания и т. д. — это не мило! Младенцы милые. Щенки милые. Девочки и дети могут быть «милыми». Но неодушевленные предметы не милые».

(Ради здравомыслия я удалил некоторые восклицательные знаки и ВЫДЕЛЕНИЕ ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ выше.)

Правда ли, что неодушевленные предметы не могут быть милыми? Как насчет, если взять самый очевидный идиоматический контрпример, «милый как пуговица»?

Фактически, cute на протяжении большей части своей карьеры применялся , в основном , к неодушевленным предметам. «Милый нож» — это нож с острым лезвием, а не с розовой чешуей Hello Kitty. (Чешуйки — это цепкая часть рукоятки ножа за пределами хвостовика.) Игла может быть милой . Cute изначально означало Fine или Sharp .Вероятно, это сокращение от острого , но, возможно, произошло независимо от того же латинского корня, acutus , что означает острое или заостренное . По аналогии, то, что острое , также острое , проницательное , умное , внезапное , проницательное и т. д.

Умный и милый долгое время шли вместе и покрывали одну и ту же территорию.Нож, описанный как симпатичный , также может быть описан как умный , например:

Далее идет смелый шкипер,
Он сделает свое дело, как надо —
Умный клинок, как мне сказали
Как всегда ставил киль.

Также в эту группу прилагательных входит симпатичный , также изначально имеющий значение умный , искусно сделанный , острый или хитрый . Современное значение слова мило , что означает очаровательны в том смысле, в каком очаровательны младенцы и щенки, восходит только к 19 веку.

Заметка о формулировке моего корреспондента «девочки и дети». Девочка — еще одно из тех слов, которые претерпели любопытную эволюцию — первоначально оно относилось к несовершеннолетнему ребенку любого пола.

Фредериксбург — действительно симпатичный городок — это неопровержимо, как сказал бы Джей Нордлингер.

Безудержный прескриптивизм

Одним из моих наименее любимых журналистских приемов является переупаковка утверждений моральной важности в утверждения необходимых фактов.Например, «США не могут отказаться от Тайваня». Нет, вы имели в виду: «Соединенные Штаты не должны отказываться от Тайваня» или «Соединенные Штаты не могут с чистой совестью отказаться от Тайваня». Потому что на самом деле Соединенные Штаты могут отказаться от Тайваня, вероятно, откажутся и в какой-то степени уже отказались.

Мы видим аналогичную картину со словом «терпимо», например: «Такого рода злоупотребления недопустимы» или «Моя администрация не потерпит таких действий», неизменно сказанных о вещах, которые мы, по сути, терпим.Например, прокурор США Крейг Карпенито говорит: «Сексуальное насилие недопустимо ни в каких условиях, в том числе в тюрьмах и тюрьмах». Достойное чувство, но такое оскорбление, очевидно, можно терпеть — мы терпим его прямо сейчас.

Мы неправильно поняли Канта: «должен» может подразумевать «может», но «не должен» — это не то же самое, что «не может».

Присылайте свои языковые вопросы на [email protected]

Дома и в гостях

Нынешняя атака на Facebook связана не с «безопасностью», а с работой с рефери в социальных сетях перед промежуточными выборами.Подробнее в New York Post , заведении Александра Гамильтона.

Вы можете купить мою последнюю книгу «Большое белое гетто: мертвый банкрот, хладнокровная дура и кайф от ярости в сырых шерстяных дебрях «Настоящей Америки», здесь. И многое другое о происхождении странной культурной политики, описанной выше.

Архив

My National Review можно найти здесь.

Слушайте Mad Dogs & Englishmen здесь.

Мой архив New York Post можно найти здесь.

Моя страница на Amazon находится здесь.

Чтобы подписаться на National Review, что вам действительно нужно сделать, перейдите сюда.

Чтобы поддержать National Review Institute, перейдите сюда.

Другие новости . . .

На следующей неделе может не быть информационного бюллетеня. Я буду путешествовать по работе. Но я надеюсь, что возможная история компенсирует это.

Рекомендуется

Вышеупомянутая автобиография Мохандаса К. Ганди История моих экспериментов с истиной обязательна к прочтению.

В заключении

Пишу это в День Всех Святых. Католическая преданность святым возмущает некоторых моих друзей-протестантов, но я никогда не понимала почему — я имею в виду, я никогда не понимала, почему люди, которые ничего не думают о том, чтобы просить своих друзей на Facebook молиться за них, считают неправильным просить их друзья на небесах, чтобы молиться за них.

Если вы когда-либо теряли все свои деньги или были объектом скандала, урок, который вы обычно усваиваете, заключается в том, что у вас меньше друзей, чем вы думали.Но есть и другие испытания, другие виды испытаний, некоторые из которых могут привести к тому, что вы обнаружите, что у вас больше друзей, чем вы думали, и что это не те друзья, которых вы ожидали. Мне самому нужны все друзья, которые у меня есть — лишних нет.

Падре Пио, знаменитый исповедник, как говорят, поклялся не входить в райские врата до тех пор, пока последние из его друзей — люди, которых он усыновил как своих «духовных детей», — не окажутся внутри в целости и сохранности. Я не уверен, что именно так это работает, но кто может не восхищаться этим жестом?

Чтобы подписаться на вторник, перейдите по этой ссылке .

Грехов дома Борджиа Сара Бауэр

Сразу хочу отметить, в интересах коллег-читателей, что эта книга также была издана под названием «Книга любви».

Я запутался в том, как написать рецензию на эту книгу, потому что некоторые элементы мне очень понравились, а другие не имели для меня особого смысла. Мой друг описал текст в этой книге как «, хорошо сделанный », и я полностью согласен с этим.Было видно, что автор свободно владеет термином la

. Только хочу прежде всего отметить, для удобства читателей, что эта книга также была издана под названием «Книга любви».

Я запутался в том, как написать рецензию на эту книгу, потому что некоторые элементы мне очень понравились, а другие не имели для меня особого смысла. Мой друг описал текст в этой книге как «, хорошо сделанный », и я полностью согласен с этим.Было очевидно, что автор свободно владеет языком и умеет строить свое творческое письмо. В отличие от некоторых публикаций, которые мне не посчастливилось прочитать, текст здесь плавный, он не страдает от плохого построения или беспорядочной лингвистической путаницы: это было плавно, искусно, почти искусно. Это всегда положительный момент в любом романе . Более того, автор не побоялась показать свое писательское мастерство; Опять же, слишком часто я читал романы, которые казались слишком упрощенными как в лингвистическом плане, так и в плане сюжета.Ничего этого здесь нет. В результате, пока я читал эту книгу, я искренне ценил писательское мастерство Сары Бауэр. Диалоги просто идеально подходят персонажам, описания меня затянули — честно говоря, я не могу сказать ни одного плохого слова об этом аспекте Sins of the House of Borgia .

Я не возражал против длины книги – на самом деле она мне нравилась. Этот 533-страничный роман был шансом вонзить зубы в нечто более содержательное, с достаточным количеством страниц, чтобы углубиться и детализироваться.Я не возражал читать обо всех мелочах повседневной жизни, так как действительно хотел полностью погрузиться в период на долгое время. Однако что-то в темпе было немного не так. Конфронтация Виоланте с Чезаре в Риме, примерно на 375 странице, ощущается как первичная кульминация истории, а вторичная кульминация, несомненно, является откровением Лукреции, которое происходит примерно с 500 страницы до конца. Но в промежутках эта Виоланте возвращается к повседневным делам фрейлины Лукреции, пыхтя вместе с Гидеоном через клокочущий маленький сюжет, и кажется, что сюжет слишком быстро перемещается от большой конфронтации и снова возвращается к обычному статус-кво.А затем ситуация статус-кво продолжается слишком долго, прежде чем вторая кульминация завершает историю.

Не могу особо комментировать историческую достоверность, так как Борджиа в Италии эпохи Возрождения — новый период интереса для меня. Я заметил только один исторический ляп — отсылка к железной деве — чистая выдумка, железной девы никогда не существовало в средневековом мире. Сара Бауэр раскрывает несколько отклонений, которые она сделала от фактов, в примечании автора в конце, но они настолько малы, и, поскольку Бауэр прямо заявляет, что не претендует на историческую точность, меня это ничуть не беспокоило.

Должен сказать, что большинство персонажей мне понравились. Мне нравилось, что многие из них были такими двусмысленными и серыми — опять же, недавней моей проблемой в этих упрощенных романах было то, что все персонажи в таких романах либо святые, либо грешники, между которыми очень мало промежуточных. Даже Чезаре, который, по сути, несет ответственность за пару действительно гнусных поступков — это не так просто, как просто навесить на него ярлык и прямое зло. Большая часть того, что он делает, безжалостно эффективна и корыстна, но все те же самые действия направлены на благо его семьи и его самого, чтобы удержать себя у власти, убедиться, что его семья будет в безопасности от врагов — и некоторые из вышеупомянутых презренные действия, это спорный вопрос, насколько далеко простирается его ответственность.Мне нравится это. Люди редко бывают полностью хорошими или плохими, и я ценю романы, которые правдивы и отражают это.

Я думаю, что моей самой большой проблемой с Грехи Дома Борджиа была главная героиня, Виоланте. Иногда она меня расстраивала и раздражала, а иногда она просто не имела смысла. Она думает, что влюблена в Чезаре всего после двух или трех встреч, и хотя он как можно яснее дает понять, что его мимолетное увлечение ею никогда не станет чем-то реальным или значащим, Виоланта всегда думает о нем, когда уходит в гости. Феррара с Лукрецией, надеясь и мечтая, что что-то произойдет, он всегда в глубине ее сознания; иногда она продержится день или два, но потом снова с тоской думает о Чезаре.Я пытался снисходительно отнестись к этому, в конце концов, Виоланте должно быть 15 или 16 лет, и мы все были подростками, эмоции зашкаливали и принимали одно за другое, и придавали некоторым надеждам и мечтам больший вес и значение, чем они заслуживают. Но меня это просто раздражало. Также некоторые действия Виоланте для меня буквально не имели смысла. (просмотреть спойлер) [Чезаре берет Виоланте посмотреть кровавый спорт в Ватикане, и Виоланте к своему ужасу понимает, что евреев преследуют и что один из них — ее родной брат.Она убегает в шоке и отвращении… но никогда никого об этом не спрашивает! Я ожидал, что она спросит у Чезаре, все ли в порядке с ее братом, спросит его, какую дурацкую шутку он разыгрывает и т. д., но она больше никогда об этом не упоминает. В другой сцене Чезаре говорит Виоланте, что ее сына собираются куда-то увезти, и после этого следует еще несколько абзацев диалога и повествования, и наконец, Виоланте кричит и ломается из-за известия о том, что ее сына увозят из ее. Это казалось действительно странным.Когда кто-то сообщает разрушительные новости, до такой степени, что человек кричит об этом, вы ожидаете, что они будут кричать сразу же, как только они будут доставлены. (скрыть спойлер)]

Кроме того, я никогда по-настоящему не понимал, почему Виоланте оказалась в доме Лукреции, и этот вопрос, по сути, является ключевой предпосылкой всей истории. (посмотреть спойлер) [В конце вне всякого сомнения подтверждается, что Виоланте была привлечена из-за ее поразительного сходства с Лукрецией. Ладно, я понял. Сама Виоланта вслух утверждает, что Лукреция просто использовала ее как игрушку для Чезаре, но Лукреция никогда этого не подтверждает, и мы до сих пор не знаем, почему Лукреция так поступила.Например, надеялась ли она предложить Виоланте Чезаре в качестве своего рода замены теперь, когда она выходит замуж, потому что она знала, что должна быть верна своему мужу и родить наследника? Правдоподобно, но выяснилось, что у Лукреции и Чезаре были очень частые сексуальные отношения в прошлом, и у Лукреции нет проблем с двумя любовниками по ходу истории — так почему бы ей не продолжать иметь Чезаре в качестве любовника? Может быть, она предлагала Виоланте замену, потому что Чезаре подхватил французскую оспу и физически не мог больше быть с ней? Неа… Чезаре, по-видимому, поражен болезнью незадолго до того, как Лукреция вышла замуж за своего второго мужа (и отчасти его ревность к Альфонсо Арагонскому связана с тем фактом, что Альфонсо красив и не имеет шрамов от болезни, которую переносит Чезаре), и книга говорит нам что в последний раз Чезаре и Лукреция были вместе незадолго до ее третьего брака. Может быть, Лукреция пыталась использовать Виоланте в качестве приманки, чтобы заинтересовать Чезаре, когда она бросилась на то, чтобы ее третий брак удался, а он провел кампанию по всей Италии… но Чезаре, кажется, не очень интересуется Виоланте, и он проявляет гораздо больше внимания к Лукреции. Серьезно, по каким причинам Лукреция взялась за Виоланту и использовала ее как «игрушку» для своего брата? Я не могу понять, с какой конечной целью она это сделала. (скрыть спойлер)]

Однако концовка подняла для меня важный вопрос. Концовка показывает, что все это время происходила совершенно другая история, о которой мы не знали, и (спойлер просмотра) [что глубокая история любви здесь — это отношения «звездных влюбленных» между Чезаре и Лукрецией.На самом деле большая часть того, что описывает Лукреция, произошла между ними задолго до появления первой страницы книги, задолго до того, как на сцене появилась Виоланте. Она проходит через роман, почти совершенно не обращая внимания на эти отношения, и, поскольку роман написан от первого лица, то же самое делаем и мы, читатели. Тогда я не могу понять, почему здесь не рассказывается о любви Чезаре и Лукреции. Из самого разоблачительного характера финала становится ясно, что то, что на самом деле происходило между ними, сделало бы историю гораздо более интересной — что между Чезаре и Лукрецией существуют невероятно глубокие отношения, чрезвычайно осложненные их необходимостью сохранять это тайна, а также действовать предусмотрительно и политически на благо семьи Борджиа в целом – история Виоланте гораздо менее интересна; Чезаре никогда не любил ее, она как бы облажалась на каждом шагу, и ее история заканчивается на ноте настоящего бомжа.На мой взгляд, эта история должна была быть о Чезаре и Лукреции и рассказана с их точки зрения или, по крайней мере, от третьего лица, в основном сосредоточенного на семье Борджиа — Виоланте вообще не нужна, реальная история здесь вся. о Чезаре и Лукреции. (скрыть спойлер)]

В заключение, что я думаю об этой книге? Я должен признать, что мне понравилось, по крайней мере, в некоторых аспектах. Письмо было превосходным, по большей части персонажи были тонкими, и мне очень понравилось погружаться в мир Борджиа.Проблема заключалась в том, что, хотя я не испытывал активной неприязни к Виоланте, она меня расстраивала и раздражала, некоторые элементы истории не имели смысла или не были должным образом объяснены, и, в конце концов, я не могу понять, почему это была Виоланте. история, когда она так очевидно должна была быть историей Чезаре и Лукреции. Если вы возьмете Грехи дома Борджиа , вы не найдете здесь историю Борджиа, это просто богато детализированный фон истории Виоланте. Сара Бауэр — хороший писатель, я просто думаю, что ей нужно поработать над тем, чтобы стать хорошим рассказчиком.

6 из 10.

Обзор/Фильм; Международная экранизация романа Тургенева

Сможет ли русский аристократ XIX века, которого играет американский актер, найти счастье с итальянкой, живущей в Германии? Что будет после того, как его соблазнит русская роковая женщина, которую играет немецкая актриса? На каком языке будут говорить дети, а главное, что может сделать польский режиссер с этим французско-итальянским совместным производством? В «Весенних потоках», экранизации романа Тургенева о страстном треугольнике Ежи Сколимовского, любовь берет на себя все волнение самой тщательно переведенной встречи Организации Объединенных Наций.

Конечно, так быть не должно. Язык не является препятствием для страсти в кино, где одно хорошее свидание в лесу стоит десятков ходульных реплик. Но различные акценты и неуклюжий дубляж настолько доминируют в «Весенних потоках», что персонажи могут с таким же успехом признаваться в любви своим тренерам по диалогам.

Тимоти Хаттон, с русским акцентом то снова, то снова, молодой человек по имени Дмитрий Санин. Путешествуя по Германии, он внезапно влюбляется в прекрасную Джемму Росселли, наследницу итальянской пекарни.Ее играет Валерия Голино, девушка Тома Круза в «Человеке дождя», которая искренне говорит по-английски с итальянским акцентом; здесь это выглядит так, как будто она дублировала свой собственный голос.

Вскоре Санин запутывается с богатой, склонной к манипулированию Марией, которую играет Настасья Кински в замысловатых белокурых локонах. Мисс Кински, по крайней мере, умудряется на несколько более убедительных, испепеляющих взглядов, чем ее партнеры по фильму. Мягкие излияния любви мистера Хаттона к обеим женщинам имеют меньше общего с потоком, чем с протекающим краном.Мисс Голино на самом деле красивая и невинная на вид, все, к чему она действительно призвана.

Но непонятно, какие подземные порывы заставляют этих людей разрывать помолвки, драться на дуэлях или даже вздыхать от тоски. То, что осталось от «Весенних потоков», — это красивые исторические картины: конные экипажи, освещенные свечами гостиные, женщины в оборчатых юбках с кринолинами и мужчины в сюртуках. Устраивают огромный пикник на свежем воздухе, на котором Санин и Джемма поднимаются в воздух на ярко-красном воздушном шаре; есть русские танцы, цыганские танцы и бесчисленные парчовые стулья.

Но все это неправда, ибо тургеневский сжатый рассказ о темной, разрушительной стороне страсти не требует такой экстравагантности. Это требует напряженной, клаустрофобной атмосферы, которую г-н Сколимовский создал в «Подработке», блестящей истории 1982 года о польских строителях в Лондоне.

Сам Тургенев писал в «Весенних потоках», что Санин «был в некотором замешательстве» после вечера с многоязычным Росселли. «Все эти разговоры на немецком, французском и итальянском звенели у него в ушах.Тургенев, конечно, имел благоразумие написать все это по-русски. Фильм г-на Сколимовского отражает растерянность Санина и отсутствие здравого смысла Тургенева. Это гибельная шавка международного кинематографа.

МЁРНЫЕ СТРАСТИ — ВЕСЕННИЕ ПОТОКИ, режиссёр Ежи Сколимовский; сценарий господина Сколимовского и Арканджело Бонаккорсо по роману Ивана Тургенева; операторы-постановщики Данте Спинотти и Витольд Собочински; под редакцией Чезаре д’Амико; музыка Стэнли Майерса; художник-постановщик Франческо Бронци; продюсер Анджелло Риццоли; выпущенный компанией Millimeter Films.Продолжительность: 93 минуты. У этого фильма нет рейтинга.

Дмитрий Санин… Тимоти Хаттон

Мария Полозова… Настасья Кински

Джемма Росселли… Валерия Голино

Полозов… Уильям Форсайт

Фон Дёнхоф… Синьор Роселлис Барберини

.Francesca De Sapio

В обзоре: Mr. Fix-It от Richard Ali A Mutu

Ричард Али Mr. Fix-It Муту начинается довольно любопытно со списка предметов, которые его главный герой, Эбамба, и его семья должны приобрести в качестве выкупа за невесту, чтобы получить руку своей подруги Эйенги.На первых страницах товары варьируются от обыденных (три мешка риса) до якобы традиционных (корзины с орехами колы) и экстравагантных (два костюма-тройки Versace). По мере того, как переговоры продолжаются и прерываются, а будущая невеста ставит под сомнение необходимость этого процесса в целом, ливень, напоминающий тот, который стер Макондо Габриэля Гарсиа Маркеса с карты в Cien años de soledad , заставляет всех внутри провести бизнес внутри дома. Все решают сделать паузу на некоторое время, так как из-за протекающей крыши «люди [выбегают] из сухих мест, чтобы сидеть» и «дождь идет, как будто кто-то открыл гигантский кран, и семья лихорадочно выпускает все больше и больше». ведра для защиты ковра» (12).

Несмотря на оптимизм, который можно почерпнуть из отношения этого неблагоприятного начала к названию произведения ( Mr. Fix- It является стилизованным переводом имени Эбамбы, что буквально означает «исцеляющий» на лингала), дождь заменяет более масштабные структурные проблемы, с которыми сталкиваются жители Киншасы дома и в рамках мировой экономики. Например, «китайцы» заасфальтировали ныне затопленную улицу и заложили забитую канализацию, а сами жители затрудняются объяснить провал проекта застройки.Одни винят в этом плохое китайское мастерство, другие — местных ведьм. Каким бы ни было объяснение, дороги затоплены, а канализация сломана. А что с этой крышей? Таким образом, проницательный читатель африканской литературы обнаружит, что в романе используется неизбежное структурирование настоящего колониализма, которое можно найти в таких романах, как часто упускаемый из виду роман Чинуа Ачебе « No Longer at Ease (1960) ». Как и в случае с главным героем романа Ачебе, осиротевший Эбамба получает образование, но вступает в более широкую экономику, где отношения власти, колониальные и другие, определяют судьбу человека независимо от его талантов или намерений.Мэр, президент и директор компании, в которую Эбамба претендует на работу, не имеют имен, что предполагает полную дегуманизацию, связанную с ними. Тем не менее роман напоминает нам, что, несмотря на эти трудности, Эбамба, лечащий врач, остается хозяином своей судьбы, и решения, ведущие к его гибели, принадлежат только ему.

Помимо значительных литературных достоинств, « Мистер Фикс-Ит » также примечателен тем, что является первым романом, переведенным с лингала, африканского языка, на котором говорят от семи до десяти миллионов человек.Будучи произведением, переведенным с местного африканского языка на английский, оно участвует в призыве Нгуги Ва Тионго к африканской литературе, написанной на африканских языках в «Деколонизация разума» , а также распространяется как доступное произведение глобальной литературы. Как указано во введении к работе, это замечательное достижение, учитывая, что Муту — единственный автор из списка «Африка 39», который пишет преимущественно на языке коренных народов Африки.

В превосходном переводе Бьенвену Сене Монгабы и Сары Сены многие лингвистические приемы африканского английского языка в литературе используются с большим эффектом.Когда дядя Эйенги говорит во время переговоров о выкупе за невесту, он начинает с обращения к семье Эбамбы: «Мы благодарим вас, наши братья, за то, что подошли к нам с честью через главную дверь нашего комплекса вместо того, чтобы пробраться через окно» (10) устные формулы ритуализированной речи в печать. В некоторых случаях такие выражения, как «Eze normal te! » переведены на английский язык (29), а в некоторых местах предполагается соответствие (как в параллели между «музыкой» и « ндомболо » на сороковой странице или выражением «Киншаса макамбо» на шестидесятой странице).Эти повороты постоянно напоминают читателю о работе, проделанной для перемещения этой истории между языками и культурами, и нигде это не является более острым, чем в песне, которую исполняют Эбамба и Эйенга после любовной ссоры, которая передается между строк на лингала и английском языках. . Эта лингвистическая работа параллельна культурной работе, выполняемой песней, поскольку она включает такие фигуры, как модельер Джон Гальяно и МВФ, в свою гармонию о любви и ее цене, дух, который, в свою очередь, пронизывает перевод и само произведение.В отличие от вымышленного Макондо, ливень в начале романа не сотрет все с лица земли, прошлое никогда не будет забыто, и люди должны найти способ, чтобы лингала и английский существовали бок о бок. Сделав прорыв в этом направлении, Mutu Mr. Fix-It , надеюсь, станет первым переводом многих других.

Пол Уорли  – это главный редактор Asymptote в Мексике и профессор английского языка в  Университете Западной Каролины.

*****

Подробнее отзывов:

Журнал WindCheck PureWater+ от Forespar дебютирует на выставке Newport Boat Show 2016 Система PureWater+ на международной выставке яхт в Ньюпорте, которая состоится на следующей неделе.

PureWater+ от Forespar может похвастаться инновационным сочетанием компактной чувствительности и простоты замены фильтра благодаря запатентованной конструкции быстрого подключения, и все это выполняется над столешницей! PureWater+ не требует доступа к фильтру под прилавком или резервуарного устройства, подобного другим встраиваемым водоочистителям, и все это с полной защитой стандартной и дополнительной улучшенной фильтрации с использованием угольных блоков.

По словам Скотта Форесмана, генерального директора и президента Forespar Products, введение системы PureWater+ служит их официальному выходу на рынок фильтрации питьевой воды. «Лояльность и доверие клиентов к нашим водопроводным системам Marelon для непитьевой воды чрезвычайно прочны, и мы почувствовали, что пришло время перенести такое же качество, инновации и доверие на фильтрацию воды», — прокомментировал Форесман. «Система PureWater+ уже была хорошо принята многими нашими OEM-производителями, и мы рады ее официальному запуску в Ньюпорте», — добавил Форесман.

Хотя фильтрация воды, безусловно, не является ограниченной категорией, PureWater+ представляет собой уникальную «изюминку» старых стандартов. Благодаря запатентованному повороту крана на четверть оборота, который снова делается исключительно над прилавком, фильтр поднимается, соскальзывает и получает новый угольный фильтр, что идеально подходит для экономии места на борту лодок и даже жилых домов. Потребительские блоки поставляются с привлекательным хромированным краном, монтажным оборудованием и по одному стандартному угольному фильтру на 5 микрон и .