Рычит кран что делать: Гудит кран при включении воды! Почему? Что делать?

Содержание

✅ Почему гудит кран при включении или выключении воды | Свой Угол

✅ Иногда при открытии крана можно столкнуться с неожиданной проблемой – резким, неприятным гулом. Такие ситуации могут возникать по нескольким причинам, и в любом из этих случаев возможно найти решение и устранить проблему. Чаще всего в этом списке краны «старых» моделей.

#отопление #строительство #сантехника #покупки в интернете

Почему кран начинает гудеть

✅ Главная причина, по которой появляется гул, – это вибрация. Её могут вызывать следующие факторы.

  • 🔸 Повышенное давление в трубах.
  • 🔸 Изношенные и загрязненные трубы.
  • 🔸 Ошибки при установке системы водоснабжения.
  • 🔸 Неверно установленная или уже сильно изношенная прокладка кран-буксы.

Повышенное давление в трубах

✅ Определить, какой именно из перечисленных факторов вызывает вибрации и гул, несложно. Для этого следует проделать несколько манипуляций и внимательно осмотреть систему подачи воды.

✅ Если гул появляется после закрытия крана, то причина его возникновения – очень высокое давление в трубе.

Как правило, такая проблема возникает сразу у всего подъезда или даже дома. Не следует откладывать решение данного вопроса на длительное время. Повышенное давление часто приводит к повреждению труб и, как следствие, к дорогому ремонту канализации.

‼️ Обязательно звоните в коммунальную службу Вашего района и ставьте проблему на контроль! ‼️

Изношенные и загрязненные трубы

✅ В случае если трубы достаточно старые, вероятной причиной возникновения гула является их износ, а также скопление известковых или других отложений, а также ржавчины.

Ошибки при установке системы водоснабжения

✅ Если при осмотре системы выяснилось, что кран или трубы закреплены недостаточно плотно, то причиной гудящего крана при некачественном монтаже являются завихрения, возникающие в потоке текущей воды.

▶️ Подписывайтесь, ставьте лайки (😉 не жадничайте), комментируйте или добавляйте смайлик в комментарии, чтобы эту статью увидело как можно больше людей.

Изношенная прокладка кран-буксы

✅ Если же трубы достаточно новые, установка их была произведена правильно, повышенного давления не наблюдается, и при этом кран еще и протекает, тогда дело кроется в кран-буксе (вентильная головка).

Как устранить неприятный гул в кране

  • 🔸 При чрезмерно высоком давлении проблема решается, если установить перед краном специальный глушитель или дополнительную секцию трубы со встроенной камерой, которая поглотит резкие перепады давления.
  • 🔸 Проблему некорректного монтажа можно решить, если произвести уплотнение кранов и труб подручными средствами. Если же трубы уже изношены, и на них накопились отложения, то можно их прочистить при помощи химических средств. 🔸 Однако это лишь на время устранит проблему. Чтобы она больше не повторялась, придется устанавливать новые трубы (металлические или пластиковые).
  • 🔸 Если после диагностики выяснилось, что причиной возникновения резкого звука является дефектная прокладка, то устранить такую проблему не составит большого труда. Сначала необходимо узнать, какой гудит кран — подачи горячей или холодной воды. 🔸 Для этого достаточно по очереди открыть оба крана и выяснить, какой из них вызывает проблему. Потом нужно перекрыть воду и снять кран-буксу (это приспособление для регулирования подачи воды). Проблема заключается в износе или повреждении прокладки кран-буксы.
Прокладки бывают двух видов – резиновые и керамические. Отличить их нетрудно: если для открытия или закрытия воды можно сделать всего один оборот вентиля, то прокладка в кран-буксе изготовлена из керамики. В противном случае прокладка выполнена из резины.
  • 🔸 В случае с керамикой проблему чаще всего вызывает просевшая шайба из силикона. Для устранения неполадки нужно разобрать кран-буксу и затем покрыть шайбу пластиком. В случае с резиновой прокладкой нужно обрезать её край под углом около 45 градусов либо заменить её. Если же эффект от замены прокладок оказался недолгим, можно установить новую кран-буксу (вентильную головку).

♻️ Конечно, вызвать сантехников для того, чтобы решить проблему с гудящим краном, никогда не поздно. Но самостоятельно устранить такую неприятность не так сложно и дорого, как может показаться сначала.

▶️ Подписывайтесь, ставьте лайки (😉 не жадничайте), комментируйте или добавляйте смайлик в комментарии, чтобы эту статью увидело как можно больше людей.

#строительство #вода #общество #кино #интересные факты

Топ-6 неисправностей профессиональных кофемашин

В работе с эспрессо-машиной периодически могут возникать проблемы. Например, эспрессо-машина просто не включается или под ней откуда-то появилась вода. Мы разобрались, как решить основные проблемы в работе с эспрессо-машиной.

Проблема № 1. Из группы не течет вода

Вы нажимаете на кнопку пролива, включается насос, однако в чашку ничего не вытекает. Слышен шум работы эспрессо-машины, но вместо воды из группы идет пар. Манометр показывает «0».

Почему это происходит

Нет подачи воды, хотя все узлы работоспособны и пар подается стабильно.

Что делать

Если кофемашина подключена к централизованному водоснабжению — убедитесь, что:

  • Шланги подачи воды не перегнуты и не закручены, их не пережимают мебель или инвентарь;

  • Все краны для подачи воды открыты;

  • В здании не ремонтируют водопровод. Если ремонтируют — дождитесь, когда ремонт закончится, и проверьте, идет ли вода.

Исправьте положение и убедитесь, что манометр показывает давление водопровода.

Если вода в кофемашину подается из емкости — убедитесь, что:

  • В емкости достаточное количество воды, а конец шланга ниже уровня воды. Если кофемашина работала без воды в емкости — происходит завоздушивание водяного контура или «воздушная пробка». Перед включением оборудования поднимите емкость с водой на уровень кофемашины или чуть выше, а после заполнения системы опустите обратно.

  • Шланги подачи воды не перегнуты и не закручены, их не пережимают мебель или инвентарь.

Проблема № 2. После включения и нагрева эспрессо-машины из парового крана не идет пар

После включения и нагрева вы открываете паровой кран, а давление в бойлере резко падает. Через некоторое время эспрессо-машина достигает рабочего состояния.

Почему это происходит

Заклинивает атмосферный клапан на бойлере.

Обычно в кофемашине пар достигает рабочего давления при 120—130°С. После остывания с закрытым клапаном в бойлере создается разряжение — давление падает ниже атмосферного. При следующем включении пар в бойлере достигнет рабочего давления (1,3 бар) при гораздо меньшей температуре — около 80°С.

Что делать

При включении эспрессо-машины сразу откройте паровой кран для выравнивания давления. Чтобы решить проблему окончательно — обратитесь к техническому специалисту.


Из парового крана не идет пар? Возможно, неисправен атмосферный клапан

Проблема № 3. Под эспрессо-машиной откуда-то появилась вода

В течение смены под оборудованием появляется вода, иногда со следами кофе.

Почему это происходит

Возможно, засорился дренажный шланг или сливной коллектор.

Что делать
  • Убедитесь, что сливной коллектор поддона не заполнен водой. Если он переполнен — при работе часть воды будет переливаться. Слейте лишнюю воду.

  • Проверьте, нет ли посторонних предметов в коллекторе. Это может быть кофейный жмых, зерна, чай, салфетки. Удалите их и попробуйте налить в коллектор воду — она должна уходить в слив без затруднений.

  • Обратите внимание на состояние дренажного шланга: он не должен изгибаться, скручиваться, пережиматься, провисать.

  • Достаньте дренажный шланг из канализационной трубы, опустите в подходящую емкость, попробуйте налить в коллектор воды. Если она уходит в слив и вытекает в емкость, значит, в канализационной трубе засор. Обратитесь к персоналу, который обслуживает водопровод здания.

Проблема № 4. Из-под холдера течет вода

Вы готовите эспрессо, и во время экстракции из-под холдера просачивается вода.

Почему это происходит

Холдер неплотно прилегает к прокладке группы кофемашины.

Что делать

Очистите поверхность прокладки в группе от остатков кофе щеткой, тряпкой или салфеткой. Если это не помогло — значит, прокладка износилась, и ее надо заменить. Обратитесь к техническому специалисту.

Проблема № 5. Эспрессо-машина не включается

Вы пришли на смену, а эспрессо-машина не включается.


Не включается кофемашина? Проверьте, подключена ли она к электропитанию

Почему это происходит

Возможно, оборудование не подключено к электропитанию.

Что делать
  • Убедитесь, что выключатель кофемашины находится в положении «Включено».

  • Убедитесь, что вилка кофемашины вставлена в розетку.

  • Вставьте вилку кофемашины в другую розетку.

  • Узнайте, проводят ли какие-то электромонтажные работы в здании.

Если вы все проверили, а кофемашина все равно не работает, — обратитесь к техническому специалисту.

Проблема № 6. Эспрессо-машина не нагревается

Вы пришли на смену, включили оборудование, а кофемашина не нагревается.

Почему это происходит

Возможно, в кофемашине сработала термозащита.

Это происходит, если:

  • Перекрыли подачу воды в оборудование, а бариста наливает воду из крана кофемашины. Уровень воды в бойлере снижается до минимума, и бойлер перегревается.

  • Запускают новую или отремонтированную кофемашину с пустым бойлером. Нагрев кофемашины можно включать только после наполнения бойлера.

Что делать
  • Если на вашей кофемашине выключатель имеет 3 положения: «Выключено», «Включено без нагрева», «Включено с нагревом» — убедитесь, что он находится в положении «Включено с нагревом».

  • Если сработала термозащита — обратитесь к техническому специалисту. Скорее всего, на вашей модели кофемашины выключатель термозащиты находится внутри корпуса.


Не пытайтесь ремонтировать кофемашину сами — обратитесь к техническому специалисту

Подведем итоги

Мы привели примеры типовых неисправностей эспрессо-машины и дали рекомендации, как их устранить. Главная рекомендация — при неисправности обратитесь в сервисный центр вместо того, чтобы самостоятельно пытаться починить оборудование.

А с какими проблемами кофемашины вы сталкивались? Расскажите в комментариях.

Благодарим Николая Возовикова, инженера по ремонту и обслуживанию кофейного оборудования, за подробную консультацию и помощь в подготовке статьи.

причины звуковых эффектов (гудит, щелкает, свистит, хлопает)

Мой дом — моя крепость, а в крепости все должно работать как часы. Согласитесь, возвращаясь с работы, мы мечтаем отдохнуть и насладиться уютом, а не чинить кран, бойлер или разбираться, почему гудит газовый котел. Однако крайне важно разобраться в причинах возникновения проблемы при проявлении ее первых признаков.

Согласно правилам эксплуатации газового оборудования регулярный осмотр и оценка технического состояния должна производиться газовщиками. Но не все назревающие нарушения в работе они могут выявить, т.к. не обязаны ежедневно посещать клиентов. Потому очень важно самостоятельно следить за техникой и знать, на что следует обращать внимание.

В этой статье мы расскажем вам, о чем сигнализирует шум во время действия газового котла, а также почему он свистит, гудит, хлопает или щелкает. Своевременное выявление причины звуков поможет предотвратить поломку, продлит срок эксплуатации потребляющих газ агрегатов, а вашу жизнь сделает более комфортной и безопасной.

Содержание статьи:

Причины шумов в отопительном оборудовании

Новый газовый котел работает фактически бесшумно. Однако со временем агрегат начинает шуметь.

Это признак неисправности оборудования:

  • образование накипи;
  • вышел из строя вентилятор;
  • износ узлов аппарата;
  • заводской брак;
  • неправильная настройка или установка котла.

Чтобы понять, почему громко шумит газовый котел, нужно прислушаться к шуму, который издает оборудование.

Если гудение раздается непосредственно от котла, то следует проверить уровень воды и при необходимости долить ее. Если шум слышен от радиаторов или трубопровода, то в систему попал воздух и его нужно удалить. Посторонний шум в самом насосе свидетельствует о заводском браке.

Щелкающие звуки, которые раздаются с незначительными интервалами, свидетельствуют о неполадках с вентилятором. Если котел шипит или свистит, значит, в устройстве скопилось много накипи

В случае поломки циркуляционного насоса зачастую требуется замена данного элемента. Подачу газа в систему нужно время от времени регулировать. Большой напор нежелателен.

Неполадки с вентилятором газоотвода

Если посторонние шумы раздаются с интервалами, следует проверить вентилятор. Его задача систематизировать работу системы дымоудаления, благодаря чему из котла выводятся продукты сгорания с интенсивностью, необходимой для обеспечения полноценной безопасности окружающих.

Вентилятор продувает систему, очищая ее от остатков продуктов горения, а также служит для отвода дыма. Чем дольше работает котел, тем большое износ вентилятора

Основная причина — возраст. Скорее всего, нужно просто заменить вентилятор на новый. Вторая причина, которая приводит к быстрому износу кулера, — его расположение над горелкой в верхней части устройства.

Под постоянным воздействием высоких температур быстро высыхает смазка подшипника, в результате чего он изнашивается. Чтобы устранить неполадку, также требуется замена вентилятора.

Еще одна причина появления посторонних шумовых эффектов — деталь может быть забита пылью, для удаления которой нужно сделать следующее:

  1. Осмотрите вентилятор. При необходимости его следует почистить. Основные лопасти находятся внутри корпуса. Нужно удалить с них грязь и пыль, а затем смазать подшипники.
  2. Если решить проблему не удалось, замените устаревшие вентили на новенькие шаровые краны.
  3. Если предыдущие два действие не принесли результата, переустановите кулер.

Замену деталей лучше поручить мастеру по ремонту газовых котлов из службы, с которой на обслуживание приборов и поставку голубого горючего. Своевременная и грамотно проведенная замена изношенных деталей избавит от необходимости покупать новый агрегат.

Отложение накипи на стенках теплообменника

Благодаря теплообменнику от газа к воде перенаправляется тепло. Если вода жесткая, то в системе отопления в процессе ее нагрева может образоваться накипь. Для удаления осевших на стенках минеральных отложений рекомендуется регулярно проводить химическую и чистку теплообменника.

Бытовое химическое средство для промывки теплообменника можно приобрести в магазине. Народные умельцы нередко используют для этих целей 4% уксус. После очистки детали нужно промыть водой

Данная неполадка заметна уже спустя 15-20 мину с момента запуска газового котла. Причина появления звуков — сужение прохода для воды. В результате этого образуется пар и мелкие пузыри. Накипь снижает КПД оборудования, а также его теплоотдачу и износостойкость.

Очистить агрегат от накипи можно химическими средствами, содержащими соду и подобные вещества. Сделать это можно самостоятельно. Для этого снимите теплообменник, удалите кожух и открепите все подключенные трубы. Специальный химический раствор нужно залить в устройство на 2-5 часов.

Недостаток воды в обогревающей системе

Если по отопительной системе курсирует недостаточный объем воды, котел начинает шуметь из-за перегрева. Это потому как внутри образуются воздушные пробки, мешающие нормальной циркуляции жидкости в системе.

Завоздушивание системы приводит к некорректной работе котла. Если в участке трубы недостаточно воды, образуется воздушная пробка. Прибор отопления при этом частично остывает, а вода не может нормально циркулировать в системе, потому перегревается горелкой. При этом раздается глухой свист или завывание

Завоздушивание приводит к следующим неполадкам:

  • снижается либо же прекращается циркуляция воды в теплоносителе;
  • котел автоматически отключается из-за перегрева теплоносителя.

Причины, по которым воздух оказывается в отопительной системе:

  • нарушение герметизации во время ремонтных работ;
  • нарушение целостности системы;
  • дренаж воды из контура ГВС.

Чтобы наладить работу устройства нужно отрегулировать термостат. Также нужно убедиться, что термостат установлен правильно, долить воды, наладить ее подачу и циркуляцию.

Избавиться от воздуха в системе поможет , который монтируется в торец . В нем предусмотрен штуцер, открыв который можно получить доступ внутрь батареи. Кран чаще всего устанавливается в верхней части прибора, где скапливается теплый воздух.

Также можно использовать сепаратор воздуха. Прибор собирает воздух, собирающийся во время курсирования воды по контуру в пузырьки. Когда излишки воздуха будут полностью удалены из труб, пополните теплоноситель через подпиточный кран и убедитесь, что котел работает без посторонних звуков.

Предупредить скопление воздуха в позволит обустройство идеально герметичной отопительной системы. Это хлопотно и дорого, зато избавит от возникновения посторонних шумов в газовом котле.

Последствия низкого давления

Причины, по которым в системе может снизиться давление:

  • утечка воды;
  • поломка расширительного бачка котла;
  • длительный перерыв в поставке электроэнергии;
  • некорректная настройка газового котла.

Если в системе падает давление, котел начинает издавать громкие звуки. Ваша задача для начала проверить, нет ли утечки в отопительном контуре. В этом вам поможет простая салфетка, которой нужно протереть все стыки и соединения. Обнаружив источник утечки, его нужно ликвидировать.

Если давление в системе падает, котел перестает работать, потому что блокируется автоматикой. Недостаток воды в отопительном контуре приводит к перегреву, его фиксируют датчики, после чего котел выключается автоматически

Причиной изменения давления могут стать трещины в расширительном бачке или теплообменнике. Чтобы выявить их месторасположение, из системы следует удалить всю воду, а затем с помощью компрессора закачать в нее воздух. В местах образования микротрещин с характерным свистом будет сочиться воздух. Появление микротрещин свидетельствует об износе и необходимости полной замены.

Это происходит в результате частого промывания системы химическими реагентами, из-за металла плохого качества, резком повышении давления в магистрали, гидравлических ударов. Если вы можете самостоятельно снять и , то образовавшиеся микротрещины можно попробовать запаять.

Чтобы предупредить подобные проблемы, рекомендуется регулярно проводить ревизию котла, а также установить вспомогательное оборудование, которые позволит контролировать давление, выводя значение на экран. Нормативные показатели давления — 1,5-2 атмосферы.

Неправильная настройка агрегата

Некорректная настройка или установка оборудования также может быть причиной завывания клапана или байпаса. Посторонние шумы могут возникнуть в результате неверного перераспределения нагрузки.

Если рабочая мощность агрегата превышает допустимые показатели, то в результате избыточного давления возникает вибрация и насос начинает греметь

Если во время нагревания или остывания возникает звук удара металла о метал, в устройстве образуется некомпенсированное расширение тепла. Причина кроется в неправильно установленных навесных кронштейнах радиатора.

Если вы не знаете, почему постоянно свистит газовый котел, в первую очередь следует проверить настройки. Правила и последовательность действий при настройке газового котла можно узнать в технической документации к агрегату, рабочие параметры — на шильдике, закрепленном на корпусе оборудования.

При включении котла раздаются хлопки

Если во время включения газового котла раздаются посторонние шумы: хлопки, щелчки, стуки, следует не мешкая приступить к поиску проблемы.

Трехходовой клапан — основной узел двухконтурного газового котла. Его задача регулировать перераспределение потоков во время включения ГВС. Если причина посторонних шумов кроется в клапане, что он вышел из строя и деталь нужно заменить

Что делать, если газовый котел резко хлопает при включении:

  1. Неисправность трехходового клапана. Это устройство отправляет воду по малому кругу при отборе санитарной воды из кранов. Если оно щелкает, то его нужно заменить.
  2. Продолжительное зажигание искры. При розжиге вспыхивает образовавшийся излишек газа и раздается характерный хлопок. В этом случае рекомендуется проверить запальник, горелку, электрод, а также все контакты.
  3. Забит дымоход или фильтр. В этом случае требуется их очистка. Проверка дымохода осуществляется зажженной спичкой. Если пламя отклоняется, все в норме, если тяги нет — требуется очистка.
  4. Ошибка при установке. Если оборудование установлено неправильно, но при нагреве металл деформируется, и раздаются хлопки. Тот же звук возникает при остывании, поскольку металл возвращается в исходное положение. При переключении на поставку горячей воды, котел гудит. Проблема решается путем переустановки газового котла.
  5. Засорены форсунки. Для их прочистки используется тонкая проволока. Предварительно следует отключить газ.

Если котел вибрирует во время работы, то под корпус рекомендуется положить прокладку.

Причины посторонних шумов в различных моделей

Почему регулярно щелкает ? Вероятны две причины: образование накипи и проблемы с теплоносителем.

Как самостоятельно устранить проблему:

  • разобрать устройство;
  • почистить или заменить теплообменник;
  • проверить краны;
  • снизить температуру воды.

Посторонние шумы отмечаются и при работе газовых котлов марки Беретта.

Характерные причины:

  • слабая теплопередача в теплообменнике, образование накипи;
  • подключены неправильные трубы.

Почему посвистывает газовый котел Конкорд? Самая распространенная причина — повышение нагрузки в холода. Заявленная производителем мощность котла не соответствует действительности и на практике показатели меньше.

Например, если в документации указано 13 мбар, то в действительности — 10 мбар. Не следует устанавливать работу устройства на максимум.

Чистить газовый котел рекомендуется минимум раз в год. Для этой цели можно обратиться в сервисный центр или провести процедуру самостоятельно

В газовом котле Бакси шум возникает чаще всего во время включения отопительной функции. Для выявления причины следует проверить байпас, а также почистить и настроить клапан. Пользователи устройств АОГВ часто жалуются на свист. Причиной являются накипь и забитый фильтр.

Котлы Вайлант гудят после включения функции нагрева и отключения огня. Первая причина — забит сетчатый фильтр отопительного контура, чистка его исправит положение. Вторая причина — неисправность клапана на линии с байпасом. Решить проблему поможет регулировка клапана.

Причина шумов в котлах Аристон в плохой циркуляции теплоносителя. Проблему решит продувка теплообменника компрессором. Если гудит газовый котел Арделия, следует проверить корректность настройки насоса. Если исправить положение данным путем не получилось, то его рекомендуется заменить на новый циркуляционный прибор.

Выводы и полезное видео по теме

Причина возникновения шума во время работы газового котла:

Какой бы газовый котел ни был установлен в вашем доме, в первую очередь следует убедиться в его правильной установке. Оборудование нуждается в регулярном профилактическом осмотре. Это позволит вовремя выявлять и устранять неполадки.

Периодически рекомендуется чистить теплоноситель от грязи и накипи. Эти простые манипуляции позволят устройству работать максимально долго, эффективно и без посторонних шумов.

Приходилось ли вам сталкиваться с тем, что газовый котел хлопает, щелкает, свистит или шумит? Как вы устраняли данную проблему, или в какие службы обращались. Делитесь своим опытом с читателями в комментариях и задавайте интересующие вас вопросы нашим экспертам.

Дух тигра и журавля Смертельное сочетание

Пять элементов и связанные с ними геральдические животные представляют собой древнее знание о том, как можно манипулировать небесными силами, чтобы влиять на земные судьбы. Центральный ритуал даосской магии состоит в способности вызывать силы этих Духов-Генералов и указывает на то, что геральдические Животные действительно являются сущностью сверхъестественных сил.

Китайский ПауКуа, Онг Хеан-Татт,

Китайские звериные стили известны своими яркими формами и красочным происхождением, но должны ли мастера Черного Тигра или Белого Журавля рычать и махать руками? Или есть какая-то другая причина, по которой многие стили боевых искусств основаны на животных?

Распространено мнение, что боевые системы, названные в честь реальных или мифических животных, основаны на движениях животного-покровителя.Стиль тигра будет копировать загребающие когти тигра, стиль журавля будет имитировать клюющие и тычащие действия птицы, змея будет воплощать технику скручивания и нанесения ударов и так далее. Хотя некоторые техники действительно напоминают животное-покровителя, большинство из них — нет. Так зачем называть стиль в честь животного?

Согласно одной из теорий, каждый стиль воплощает в себе поведенческие характеристики или индивидуальность животного. Подобно шаману, который танцует с духом своего животного-хранителя, каждый стиль имеет свою индивидуальность, которую имитируют, чтобы добавить энергии боевым движениям.Тигр силен и бесстрашен, поэтому боевой стиль подчеркивает уверенность и сильные мощные движения. Журавль мрачен и неуловим, поэтому стиль использует отстраненное отношение и быстрые обманчивые движения. Кроме того, каждое животное воплощает в себе определенную стратегию боя, Тигр — прямой, Журавль — уклончивый.

Сочетание заранее отрепетированной стратегии с обусловленной эмоциональной реакцией дает лучший инструмент для выживания — план.

В любой чрезвычайной ситуации необходимо иметь план.Отсутствие плана повышает вероятность паники, а паника делает все остальное бесполезным. Шок от жестокого нападения заставил даже опытных обладателей черных поясов забыть о тренировках. Воплощая отношение и стратегию вашего животного-покровителя, вы точно знаете, что собираетесь делать и как вы собираетесь это делать.

Далее рассматривается отношение и стратегия стилей Тигра и Журавля. Эти принципы универсальны и применимы к любому виду боевых искусств. Согласно традиции, каждый человек обнаружит, что у него есть близость к одному из животных, и примет этот стиль в обучении и бою.Когда вы будете читать нижеследующее, спросите себя, какие характеры и подходы к животным подходят вам. Тогда остается только применить эти принципы в своих тренировках и спаррингах.

Тигр

Когда два тигра дерутся, один погибнет, а другой покалечится.

Китайская поговорка

Отношение

Тигр не имеет естественных хищников и поэтому не знает страха. Он непредсказуем и быстро приходит в ярость, а когда атакует, бывает внезапным и жестоким.Позиция — это бесстрашие и свирепость. Мысленно нужно развивать отношение нерушимости, мужества и пренебрежения дискомфортом. Приветствуйте препятствия с восторгом за то, что они дали вам возможность проявить свои силы.

Стратегия

Боевая стратегия тигриного стиля состоит в том, чтобы уничтожить противника безжалостной и безудержной атакой. Это мощный метод, призванный повергнуть противника в страх и панику. При использовании крупным и здоровым человеком его почти невозможно остановить.Однако, когда оба противника используют одну и ту же стратегию, результатом становится катастрофа, когда обе стороны получают серьезные травмы.

Исторические примеры этой стратегии можно найти у викингов-берсерков (буквально «те, кто носит медвежьи шкуры»). Берсерки носили шкуры волков или медведей и, по шаманскому обычаю, призывали силы животного духа, чтобы наполнить их энергией перед битвой. Доводя себя до безумия, они голыми бросались на вражеские позиции, размахивая своими широкими мечами, не обращая внимания на любые раны, полученные в ответ, отсюда и выражение «сойти с ума».Однако есть и темная сторона. Чувство власти ведет к жестокости и безжалостности. Те, кто практикуют этот метод, должны быть осторожны, чтобы зверь не вырвался из своей клетки.

Принципы тренировки

Физическая подготовка включает силовые и кондиционные тренировки, направленные на увеличение силы и массы. Во время спарринга опускайте свою стойку и осознайте свою массу, когда она давит на землю. Почувствуйте, как будто плотность вашего тела увеличилась, теперь это не плоть и кости, а дерево и сталь.Когда вы стоите на месте; ты гора, когда двигаешься; ты как лавина сносишь все на своем пути.

Сгибание когтей

Сгибание когтей выполняется путем разгибания и сжатия пальцев обеих рук с использованием динамического напряжения, представляя, что ваши руки и кисти наполняются энергией. Это отличный метод тренировки для улучшения силы пальцев и силы хвата. Сгибание когтей также может действовать как условный раздражитель. Сгибая когти, вы представляете, как сила и энергия текут по вашему телу.Связав силу и энергию с упражнением для пальцев, вы сможете вызывать это чувство всякий раз, когда формируете коготь тигра.

Метод. Встаньте в тихом месте и расслабьтесь. Вытяните руки и пальцы на уровне плеч, как будто вы хотите схватить кого-то за плечи. Затем, вдыхая, медленно поверните ладони вверх и сожмите пальцы в кулаки и отведите руки назад, используя динамическое напряжение, как будто тянете большой вес. При выполнении физических движений используйте следующие образы.Вдыхая, представляйте, как энергия втягивается в ваше тело через ноздри, а также поднимается вверх от земли через ваши ступни и ноги. На выдохе представьте, как энергия пульсирует в вашем теле и излучается наружу через предплечья и ладони. Практикуйте этот метод два раза в день в течение нескольких месяцев, а затем, когда столкнетесь с трудной ситуацией, согните когти для повышения уверенности.

Построение «Коготь тигра»

Построение «Коготь тигра» состоит из сгибания пальцев и отгибания запястья.Вы должны почувствовать сокращение мышц-разгибателей запястья в предплечье и усталость уже после того, как удерживаете положение всего несколько минут. Не забудьте прижать большой палец к хребту и убрать его с дороги. При применении пятка ладони используется либо в колющем, либо в рубящем движении, за которым часто следует царапанье и хватание пальцами.

Журавль

Утомляй их бегством, вызывай среди них разногласия.

Сунь-цзы, Искусство войны

Отношение

Журавль является полной противоположностью тигру.Журавль обычно нервный и непостоянный, но когда он беспрепятственно прогуливается по рисовым полям, он кажется мрачным и царственным. Эмоция, традиционно связанная с журавлем, — отчужденное осознание. Стилисты-журавли должны культивировать спокойствие и осторожность, но всегда готовы быстро двигаться и контратаковать.

Стратегия

Идеальным противодействием агрессивному натиску Тигра является стратегия журавля: отступать и уклоняться до тех пор, пока атака не потеряет импульс, а затем начать контратаку по незащищенным целям.Журавль сохраняет постоянную бдительность, чтобы успешно уклониться от первоначальной атаки, выжидая и наблюдая за возможностью атаковать слабое место.

Технически стратегия крана более продвинута, чем стратегия тигра. Нужно оставаться расслабленным и плавным, чтобы уклониться от первоначальной атаки, ответные удары должны быть точными и неожиданными, плюс требуется большая степень самообладания и осознания, чтобы быть в состоянии увидеть и распознать момент, когда атакующий слабее всего. В наше время эта стратегия составляет основу партизанской войны, и ее резюмировал Сунь-Цзы; «Уклоняйся от сильного, нападай на слабое.У этой стратегии есть один недостаток — склонность к реактивности. В идеале нужно двигаться синхронно с нападением, всегда оставаясь на шаг впереди.

Принципы тренировки

Тренировка должна быть сосредоточена на осознанности, подвижности, скорости и обманных уклонениях Бег, подскоки, прыжки — отличные упражнения.Во время спарринга тренируйтесь уклоняться и поглощать атаки. Научитесь оставаться за пределами критического диапазона, соблазняя нападающего изнурять себя с помощью методов, которые не соответствуют действительности. Когда вы можете сделать себя практически неприкосновенным, встречные удары становятся делом случая. Когда вы стоите на месте, вы гибки, как вода, когда вы двигаетесь, вы быстры, как ветер постоянно движется к вам.Уклоняйтесь от атаки, поворачиваясь и перемещая тело в сторону, используйте руки или руки только в крайнем случае, чтобы избежать удара. Увеличьте сложность упражнения, позволив партнеру произвольно выполнять раскачивающиеся и толкающие движения одновременно. Увеличьте сложность еще больше, используя двух или более партнеров для одновременной атаки.

Построение «Журавль»

Построение «Журавлиный». С клювом журавля связано несколько образований рук. В одном методе четыре пальца прижимаются к большому пальцу, а группа кончиков пальцев используется в качестве ударной поверхности.Другой использует только первые два пальца, прижатые к большому пальцу, а еще один вытягивает только первые два пальца, как в бойскаутском приветствии.

Заключение

Тигр, Журавль и Дракон — это лишь несколько стилей, формы и приемы которых иногда напоминают движения, характерные для их тезок. Однако задумывали ли древние основатели свое наследие как изящную пантомиму или это было нечто большее? Возможно, Мямото Муссаси раскрыл ответ, когда писал. «В состязании, где противники равны по силе и технике, побеждает тот, у кого больше духа.

Открытая лодка Стивена Крейна (1897) – Перспективы неопределенности

Первоначально опубликовано как «Собственная история Стивена Крейна».

История, задуманная постфактум. Опыт четырех мужчин с затонувшего парохода «Коммодор»

я

Никто из них не знал цвета неба. Их глаза смотрели ровно и были прикованы к волнам, которые неслись к ним. Эти волны были цвета сланца, за исключением вершин, которые были пенисто-белыми, и все люди знали цвета моря.Горизонт то сужался, то расширялся, опускался и поднимался, и край его все время был изрыт волнами, которые казались выступающими точками, как скалы.

У многих мужчин должна быть ванна больше, чем лодка, которая здесь плыла по морю. Эти волны были неправомерно и варварски резкими и высокими, и каждая пена представляла собой проблему для плавания небольших лодок.

Кок присел на дно и посмотрел обоими глазами на шесть дюймов планшира, отделявшего его от океана.Его рукава были закатаны на толстых предплечьях, а две полочки расстегнутого жилета болтались, когда он нагнулся, чтобы выручить лодку. Часто он говорил: «Боже! Это был узкий клип». Говоря это, он неизменно смотрел на восток над взволнованным морем.

Нефтяник, управляя одним из двух весел в лодке, иногда внезапно приподнимался, чтобы избежать воды, захлестнувшей корму. Это было тонкое маленькое весло, и казалось, что оно часто готово лопнуть.

Корреспондент, дергая другое весло, смотрел на волны и недоумевал, зачем он здесь.

Раненый капитан, лежавший на носу, был в это время погребен в том глубоком унынии и равнодушии, которое, по крайней мере временно, приходит даже к самым смелым и стойким, когда волей-неволей фирма терпит неудачу, армия проигрывает, корабль идет вниз. Разум капитана корабля глубоко укоренен в его палубе, хотя он командовал день или десятилетие, и этот капитан произвел на него суровое впечатление сцены в сером рассвете с семью повернутыми лицами и позже обрубок стеньги с белым шаром на нем, который хлестал взад и вперед по волнам, опускался все ниже и ниже, и все ниже.После этого в его голосе было что-то странное. Хотя устойчивый, он был полон скорби и качества вне речей или слез.

— Держись немного южнее, Билли, — сказал он.

— Еще немного южнее, — сказал нефтяник на корме.

Сиденье в этой лодке мало чем отличалось от сиденья на брыкающемся бронхе, и в то же время бронх ненамного меньше. Корабль скакал, вздымался и нырял, как животное. С каждой волной, и она поднималась для нее, она казалась лошадью, возвышающейся над возмутительно высоким забором.Манера ее карабкаться по этим стенам воды — нечто мистическое, и, кроме того, наверху их обычно стояли эти проблемы в белой воде, пена, стекающая с вершины каждой волны, требующая нового прыжка и прыжок с воздуха. Затем, пренебрежительно наткнувшись на гребень, она скользила, мчалась, приводнилась вниз по длинному склону и прибывала, покачиваясь и кивая перед следующей угрозой.

Особый недостаток моря заключается в том, что после успешного преодоления одной волны обнаруживаешь, что за ней есть другая, столь же важная и столь же нервно стремящаяся сделать что-нибудь действенное в виде затопления лодок.В десятифутовой лодке можно получить представление о ресурсах моря по линии волн, что маловероятно для среднего опыта, которого никогда не бывает в море на лодке. По мере того, как приближалась каждая сланцевая стена воды, она закрывала все остальное от глаз людей в лодке, и нетрудно было представить, что эта конкретная волна была последним всплеском океана, последним усилием мрачной воды. В движении волн была ужасная грация, и они пришли в тишине, если не считать рычания гребней.

В тусклом свете лица мужчин должны были быть серыми. Должно быть, их глаза странно блестели, когда они пристально смотрели назад. Если смотреть с балкона, все это, несомненно, выглядело бы странно живописно. Но у людей в лодке не было времени смотреть на это, а если бы у них был досуг, их мысли были бы заняты другими вещами. Солнце устойчиво качалось в небе, и они знали, что это был ясный день, потому что цвет моря сменился с грифельно-зеленого на изумрудно-зеленый, с прожилками янтарного света, а пена была похожа на падающий снег.Процесс наступления дня был им неизвестен. Они знали только об этом влиянии на цвет волн, катившихся к ним.

В несвязных предложениях повар и корреспондент спорили о разнице между спасательной станцией и домом-убежищем. Повар сказал: «К северу от маяка Москито-Инлет есть убежище, и как только они увидят нас, они сойдут на своей лодке и заберут нас».

«Как только кто нас увидит?» сказал корреспондент.

– Экипаж, – сказал повар.

«Дома-убежища не имеют экипажа», — сказал корреспондент. — Насколько я понимаю, это всего лишь места, где хранится одежда и еда для людей, потерпевших кораблекрушение. У них нет экипажей».

– О да, бывают, – сказал повар.

«Нет, не знают», — сказал корреспондент.

— Ну, во всяком случае, мы еще не там, — сказал масленок на корме.

– Ну, – сказал повар, – может быть, это не дом-убежище, о котором я думаю, что он находится рядом с Москито-Инлет Лайт.Возможно, это спасательная станция.

— Мы еще не там, — сказал с кормы нефтяник.

II

Когда лодка отскакивала от вершины каждой волны, ветер трепал волосы мужчин без шапок, а когда судно снова шлепалось кормой вниз, мимо них проносились брызги. Гребнем каждой из этих волн был холм, с вершины которого люди на мгновение обозревали широкое бурное пространство, сияющее и продуваемое ветрами. Наверное, это было прекрасно. Наверное, это была великолепная игра свободного моря, дикого с изумрудным, белым и янтарным светом.

— Хорошо, что ветер с берега, — сказал повар. «Если нет, то где бы мы были? Не будет шоу».

«Правильно», — сказал корреспондент.

Занятый нефтяник кивнул в знак согласия.

Затем капитан на носу усмехнулся, выражая одновременно и юмор, и презрение, и трагедию. — Как вы думаете, теперь у нас много шоу, мальчики? сказал он.

После чего все трое замолчали, если не считать небольшого хмыканья и бормотания. Выражать в это время какой-либо особый оптимизм они считали ребячеством и глупостью, но все они, несомненно, обладали этим ощущением ситуации в своем уме.Молодой человек думает упрямо в такие моменты. С другой стороны, этика их состояния была решительно против любых открытых намеков на безнадежность. Поэтому они молчали.

– Ну что ж, – сказал капитан, успокаивая детей, – сойдем на берег.

Но что-то в его тоне заставило их задуматься, так что смазчик сказал: «Да! Если этот ветер удержится!»

Повар выкапывал: «Да! Если мы не поймаем ад в прибое.

Кантонские фланелевые чайки летали близко и далеко.Иногда они садились на море, рядом с пятнами бурых водорослей, которые катились по волнам с движением, как ковры на леске во время шторма. Птицы удобно устроились группами, и некоторые в шлюпке завидовали им, потому что гнев моря был для них не больше, чем для стаи степных цыплят за тысячу миль от суши. Часто они подходили очень близко и смотрели на мужчин черными глазами-бусинками. В это время они были жуткими и зловещими в своем немигающем взгляде, и мужчины сердито кричали на них, приказывая им уйти.Один пришел и, видимо, решил сесть капитану на макушку. Птица летела параллельно лодке и не кружила, а делала короткие боковые прыжки в воздухе по-куриному. Его черные глаза задумчиво смотрели на голову капитана. — Уродливая скотина, — сказал масленок птице. — Ты выглядишь так, словно сделан из складного ножа. Повар и корреспондент мрачно обругали существо. Капитан, естественно, хотел сбить его концом тяжелого маляра; но он не осмелился сделать этого, потому что любое похожее на решительный жест опрокинуло бы эту груженую лодку, и поэтому капитан открытой ладонью мягко и бережно отмахнулся от чайки.После того, как она была отговорена от погони, капитан вздохнул с облегчением из-за своих волос, а другие вздохнули с облегчением, потому что птица в это время показалась им какой-то взрослой и зловещей.

Тем временем масленок и корреспондент гребли. А еще они гребли.

Они сидели вместе на одном сиденье, и каждый греб веслом. Тогда нефтяник взял оба весла; затем корреспондент взялся за оба весла; затем масленка; затем корреспондент. Они гребли и гребли.Самое щекотливое дело было, когда подошла очередь лежащего на корме браться за весла. Клянусь самой последней звездой истины, легче украсть яйца из-под курицы, чем пересесть в лодке. Сначала человек на корме скользнул рукой по стволу и двинулся с осторожностью, как будто он был из Севра. Затем человек на гребном сиденье провел рукой по другой перекладине. Все это было сделано с необычайной тщательностью. Когда двое пробирались боком друг к другу, вся группа внимательно следила за приближающейся волной, и капитан крикнул: «Берегитесь! Стой там!»

Появляющиеся время от времени бурые скопления морских водорослей были похожи на острова, на кусочки земли.Ехали, видимо, ни в ту, ни в другую сторону. Они были, по сути, стационарными. Они сообщили людям в лодке, что она медленно приближается к берегу.

Капитан, осторожно приподнявшись на носу после того, как шлюпка взмыла на большой волне, сказал, что видел маяк в заливе Москито. Вскоре повар заметил, что видел его. Корреспондент был тогда на веслах, и ему тоже почему-то хотелось посмотреть на маяк, но он стоял спиной к дальнему берегу и волны были значительны, и он некоторое время не мог уловить случая повернуть голову.Но, наконец, пришла волна, более нежная, чем другие, и, оказавшись на ее гребне, он быстро омыл западный горизонт.

«Видишь?» — сказал капитан.

– Нет, – медленно сказал корреспондент, – я ничего не видел.

«Посмотрите еще раз», — сказал капитан. Он указал. — Именно в этом направлении.

На вершине другой волны корреспондент сделал то, что ему было велено, и на этот раз его взгляд случайно остановился на маленьком неподвижном предмете на краю качающегося горизонта.Он был в точности похож на острие булавки. Потребовался тревожный взгляд, чтобы найти такой крошечный маяк.

– Думаешь, успеем, капитан?

«Если этот ветер удержится и лодку не захлестнёт, мы больше ничего не сможем сделать», — сказал капитан.

Маленькая лодочка, поднимаемая каждым вздымающимся морем и злобно забрызганная гребнями, двигалась так, что из-за отсутствия водорослей те, кто был в ней, не заметили этого. Она казалась просто крохотным созданием, барахтающимся, чудесным образом наполненным, отданным на милость пяти океанов.Время от времени в нее врывались огромные потоки воды, похожие на белое пламя.

– Поручи ее, кок, – безмятежно сказал капитан.

– Хорошо, капитан, – сказал веселый повар.

III

Трудно описать тонкое братство людей, которое здесь установилось на морях. Никто не говорил, что это было так. Никто не упомянул об этом. Но оно жило в лодке, и каждый чувствовал, как оно согревает его. Они были капитаном, смазчиком, поваром и корреспондентом, и они были друзьями, друзьями в более странной железной степени, чем это может быть обычно.Обиженный капитан, прислонившись к кувшину на носу, говорил всегда тихо и спокойно, но он никогда не мог командовать более готовой и быстро послушной командой, чем пестрая тройка шлюпки. Это было больше, чем просто признание того, что лучше для общей безопасности. Несомненно, в нем было что-то личное и сердечное. И после этой преданности командиру шлюпки последовало это товарищество, которое, например, корреспондент, которого приучили к цинизму по отношению к людям, уже тогда знало, что это лучшее переживание в его жизни.Но никто не сказал, что это было так. Никто не упомянул об этом.

– Хотел бы я, чтобы у нас был парус, – заметил капитан. — Мы могли бы примерить мое пальто на конце весла и дать вам, мальчикам, возможность отдохнуть. Итак, повар и корреспондент держали мачту и широко расправляли шинель. Масленка рулила, и маленькая лодочка с новой оснасткой двинулась вперед. Иногда нефтянику приходилось резко грести, чтобы море не разбилось о лодку, но в остальном плавание было успешным.

Тем временем маяк медленно рос.Теперь он почти приобрел цвет и казался маленькой серой тенью на небе. Человеку на веслах нельзя было помешать довольно часто поворачивать голову, пытаясь разглядеть эту маленькую серую тень.

Наконец-то с вершины каждой волны люди в качающейся лодке смогли увидеть землю. Даже если маяк был вертикальной тенью на небе, эта земля казалась длинной черной тенью на море. Он определенно был тоньше бумаги. — Мы должны быть примерно напротив Новой Смирны, — сказал кок, который часто плавал по этому берегу на шхунах.— Капитан, между прочим, кажется, они бросили ту спасательную станцию ​​где-то год назад.

– Были? — сказал капитан.

Ветер медленно стих. Повар и корреспондент теперь не были обязаны работать рабами, чтобы высоко держать весло. Но волны продолжали свой прежний стремительный натиск на шлюпку, и маленькое суденышко, остановившееся на ходу, мучительно билось над ними. Нефтяник или корреспондент снова взялся за весла.

Кораблекрушения — это à propos из ничего.Если бы мужчины могли тренироваться только для них и чтобы они возникали, когда мужчины достигли розового состояния, в море было бы меньше утонувших. Из четверых в шлюпке никто не спал, о чем стоит упомянуть, в течение двух дней и двух ночей, предшествовавших посадке в шлюпку, и в возбуждении от карабканья по палубе тонущего корабля они также забыли хорошенько поесть.

По этим и другим причинам ни смазчик, ни корреспондент в то время не любили грести. Корреспондент простодушно задавался вопросом, как, во имя всего здравого смысла, могли быть люди, которые считали забавой грести на лодке.Это не было развлечением; это было дьявольское наказание, и даже гений умственных заблуждений никогда не мог бы заключить, что это было что-то иное, кроме ужаса для мускулов и преступления против спины. Он упомянул всем лодочникам, какое удовольствие поразила его гребля, и масленок с усталым лицом улыбнулся в полном сочувствии. До затопления, кстати, нефтяник работал вахтовым методом в машинном отделении корабля.

— Полегче с ней, мальчики, — сказал капитан. «Не тратьте себя.Если нам придется бежать прибой, вам понадобятся все ваши силы, потому что нам обязательно придется плыть для этого. Не торопись.»

Медленно земля поднялась из моря. Из черной линии она превратилась в линию черного и в линию белого, деревьев и песка. Наконец капитан сказал, что может разглядеть дом на берегу. — Это, конечно, дом-убежище, — сказал повар. «Они скоро увидят нас и выйдут за нами».

Далекий маяк вздымался высоко. — Смотритель теперь должен нас разглядеть, если он смотрит в зеркало, — сказал капитан.— Он сообщит спасателям.

— Ни одна из этих лодок не могла сойти на берег, чтобы сообщить о кораблекрушении, — сказал нефтяник тихим голосом. — Иначе спасательная шлюпка охотилась бы за нами.

Медленно и красиво земля вырисовывалась из моря. Ветер пришел снова. Он повернул с северо-востока на юго-восток. Наконец новый звук ударил в уши людей в лодке. Это был низкий грохот прибоя на берегу. «Теперь мы никогда не сможем построить маяк», — сказал капитан.— Поверни ее голову еще немного на север, Билли, — сказал он.

— Еще немного севернее, — сказал смазчик.

После чего лодочка еще раз повернула нос по ветру, и все, кроме гребца, смотрели, как растет берег. Под влиянием этой экспансии сомнения и ужасные опасения покидали умы людей. Управление лодкой по-прежнему было весьма увлекательным, но это не могло помешать тихой бодрости. Возможно, через час они будут на берегу.

Их позвоночник основательно привык к балансированию в лодке, и теперь они оседлали этого дикого жеребенка, как циркачи.Корреспондент подумал, что промок до нитки, но случайно пошарив в верхнем кармане своего пальто, обнаружил там восемь сигар. Четыре из них были пропитаны морской водой; четверо были совершенно невредимы. После обыска кто-то достал три сухие спички, и тогда четверо беспризорников нахально поскакали в своей маленькой лодке и с уверенностью, сияющей в их глазах, попыхивали большими сигарами и судили о людях хорошо и плохо. Все выпили воды.

IV

— Кук, — заметил капитан, — кажется, в вашем доме-убежище нет никаких признаков жизни.

– Нет, – ответил повар. «Странно, что они нас не видят!»

Перед глазами мужчин лежала широкая полоса низменного берега. Это были дюны, покрытые темной растительностью. Рев прибоя был отчетливым, и иногда они могли видеть белую кромку волны, взбегающей к берегу. Крошечный дом чернел на небе. На юге стройный маяк поднял свою маленькую серую длину.

Прилив, ветер и волны несли шлюпку на север. «Забавно, что они нас не видят», — сказали мужчины.

Рев прибоя здесь был приглушен, но тон его был, тем не менее, громовым и могучим. Пока лодка плыла над огромными катками, люди сидели и слушали этот рев. «Мы обязательно затопим», — говорили все.

Справедливо сказать, что в радиусе двадцати миль в любом направлении не было спасательной станции, но люди не знали этого факта, и вследствие этого они делали мрачные и оскорбительные замечания о зрении национальных спасателей. .Четверо хмурых мужчин сидели в лодке и побили рекорды в изобретении эпитетов.

«Забавно, что они нас не видят».

Беззаботность прежнего времени совсем померкла. Их острому уму было легко представить себе картины всякого рода некомпетентности, слепоты и, более того, трусости. Там был берег многолюдной земли, и было им горько и горько, что от него не исходило никакого знамения.

– Что ж, – наконец сказал капитан, – полагаю, нам придется попробовать самим.Если мы останемся здесь слишком долго, ни у кого из нас не останется сил плыть по лодочным болотам.

И вот масленок, который был на веслах, повернул лодку прямо к берегу. Внезапно произошло напряжение мышц. Было какое-то размышление.

– Если мы все не сойдем на берег… – сказал капитан. — Если мы все не сойдем на берег, вы, ребята, знаете, куда послать известие о моем финише?

Затем они кратко обменялись обращениями и наставлениями. Что касается размышлений мужчин, то в них было много гнева.Возможно, их можно было бы сформулировать так: «Если я собираюсь утонуть — если я собираюсь утонуть — если я собираюсь утонуть, то почему, во имя семи безумных богов, правящих морем, мне было позволено заходить так далеко и созерцать песок и деревья? Неужели меня привезли сюда только для того, чтобы мне оттащили нос, когда я собирался откусить священный сыр жизни? Это нелепо. Если эта старая дура, Судьба, не может добиться большего, она должна быть лишена права распоряжаться мужскими состояниями. Она старая курица, которая не знает своего намерения.Если она решила меня утопить, то почему не сделала этого вначале и не избавила меня от всех этих хлопот? Вся эта история абсурдна… Но нет, она не может утопить меня. Она не посмеет меня утопить. Она не может утопить меня. Только не после всей этой работы. После этого у человека, возможно, возникло побуждение грозить облакам кулаком: «Только сейчас утопи меня, а потом послушай, как я тебя зову!»

Волны, пришедшие в это время, были более грозными. Казалось, они вот-вот вот-вот разорвутся и перекатятся через маленькую лодку в вихре пены.В их речи было подготовительное и долгое рычание. Ни один ум, не привыкший к морю, не пришел бы к выводу, что шлюпка может вовремя подняться на эти отвесные высоты. Берег был еще далеко. Нефтяник был хитрым серфингистом. — Мальчики, — быстро сказал он, — она не проживет и трех минут, а мы слишком далеко, чтобы плыть. Мне снова взять ее в море, капитан?

«Да! Вперед, продолжать!» — сказал капитан.

Этот нефтяник благодаря ряду быстрых чудес, а также быстрому и устойчивому мастерству гребли развернул лодку посреди прибоя и снова благополучно вывел ее в море.

Воцарилась продолжительная тишина, пока лодка карабкалась по изборожденному морю в более глубокую воду. Потом кто-то в мраке заговорил. — Ну, во всяком случае, они уже должны были заметить нас с берега.

Чайки шли косым полетом по ветру на серый пустынный восток. С юго-востока налетел шквал, отмеченный тусклыми тучами, причем тучи кирпично-красные, как дым от горящего дома.

«Что вы думаете об этих спасающих жизнь людях? Разве они не персики?

«Забавно, что они нас не видели.

«Может быть, они думают, что мы здесь для спорта! Может быть, они думают, что мы ловим рыбу. Может быть, они думают, что мы чертовы дураки.

Это был долгий день. Изменившийся прилив пытался гнать их на юг, но ветер и волна гнали их на север. Далеко впереди, там, где береговая линия, море и небо образовывали могучий угол, виднелись маленькие точки, которые, казалось, указывали на город на берегу.

«Св. Августина?

Капитан покачал головой. «Слишком близко от залива Москито».

И масленок греб, а потом корреспондент греб.Потом масленок греб. Это было утомительное дело. Человеческая спина может стать местом большего количества болей и болей, чем записано в книгах по сложной анатомии полка. Это ограниченная область, но она может стать театром бесчисленных мышечных конфликтов, клубков, рывков, узлов и других удобств.

«Тебе когда-нибудь нравилось грести, Билли?» — спросил корреспондент.

— Нет, — сказал смазчик. «Повесить.»

Когда один из них сменил место для гребцов на место на дне лодки, он испытал телесную депрессию, которая заставила его быть небрежным ко всему, кроме обязанности пошевелить одним пальцем.В лодке плескалась холодная морская вода, и он лежал в ней. Его голова, положенная на подушку, была в дюйме от водоворота гребня волны, и иногда особенно бушующее море набегало на борт и снова заливало его водой. Но эти дела его не смущали. Почти наверняка, если бы лодка перевернулась, он с комфортом вывалился бы в океан, как если бы был уверен, что это большой мягкий матрац.

«Смотрите! На берегу человек!

«Где?»

«Вот! Видишь его? Видишь его?

«Да, конечно! Он идет рядом.

«Теперь он остановился. Смотреть! Он стоит перед нами!»

«Он нам машет!»

«Так он и есть! Гром!

«Ах, теперь все в порядке! Теперь у нас все в порядке! Через полчаса для нас будет лодка.

«Он идет. Он бежит. Он идет вон в тот дом.

Далекий берег казался ниже моря, и требовался испытующий взгляд, чтобы разглядеть маленькую черную фигурку. Капитан увидел плавающую палку, и они подплыли к ней.Банное полотенце по какой-то странной случайности оказалось в лодке, и, привязав его к палке, капитан помахал им. Гребец не смел повернуть голову, поэтому был вынужден задавать вопросы.

«Что он сейчас делает?»

«Он снова стоит. Он смотрит, я думаю… Вот он снова идет. В сторону дома…. Теперь он снова остановился».

«Он нам машет?»

«Нет, не сейчас! он был, однако.

«Смотрите! Идет еще один человек!»

«Он бежит.

«Посмотрите, как он уходит, не так ли?»

«Да ведь он же на велосипеде. Сейчас он встретил другого мужчину. Они оба машут нам. Смотреть!»

«Что-то происходит на пляже».

«Что это за чертовщина?»

«Похоже на лодку».

«Да ведь это точно лодка».

«Нет, он на колесах».

«Да, так и есть. Ну, это должно быть спасательная шлюпка. Они тащат их по берегу на повозке».

«Конечно, это спасательная шлюпка.

«Нет, это… это омнибус».

«Говорю вам, это спасательная шлюпка».

«Это не так! Это омнибус. Я вижу это ясно. Видеть? Один из этих больших гостиничных омнибусов.

«Клянусь громом, ты прав. Это омнибус, как судьба. Как вы думаете, что они делают с омнибусом? Может быть, они собирают спасательную команду, а?

«Вот и все, наверное. Смотреть! Там парень размахивает маленьким черным флажком. Он стоит на ступеньках омнибуса.Вон те двое других парней. Теперь они все вместе разговаривают. Посмотрите на парня с флагом. Может быть, он не машет им.

«Это не флаг, не так ли? Это его пальто. Конечно, это его пальто.

«Так и есть. Это его пальто. Он снял его и машет им над головой. Но не могли бы вы посмотреть, как он размахивает ею?

«А, дескать, там нет никакой спасательной станции. Это всего лишь омнибус зимнего курорта, который привез некоторых постояльцев, чтобы посмотреть, как мы утонем.

«Что значит этот идиот в пальто? Что он сигнализирует?

«Похоже, он пытался сказать нам идти на север. Там должна быть спасательная станция.

«Нет! Он думает, что мы ловим рыбу. Просто протяни нам руку помощи. Видеть? А, вот, Вилли.

«Ну, я хотел бы сделать что-нибудь из этих сигналов. Как вы думаете, что он имеет в виду?

«Он ничего не значит. Он просто играет».

«Ну, если бы он нам только сигналил, чтобы мы снова попробовали прибой, или вышли в море и ждали, или на север, или на юг, или к черту, — в этом был бы какой-то резон.Но посмотри на него. Он просто стоит там и заставляет свое пальто вращаться, как колесо. Жопа!»

«Идут еще люди».

«Теперь там целая толпа. Смотреть! Разве это не лодка?

«Где? О, я понимаю, что вы имеете в виду. Нет, это не лодка.

«Этот парень все еще машет пальто».

«Он, должно быть, думает, что нам нравится, когда он это делает. Почему он не бросит это? Это ничего не значит».

«Я не знаю. Я думаю, он пытается заставить нас идти на север. Должно быть, где-то там есть спасательная станция.

«Скажи, он еще не устал. Смотри, как я машу.

«Интересно, как долго он сможет так продолжать. Он вертит свое пальто с тех пор, как увидел нас. Он идиот. Почему они не заставляют мужчин вывести лодку? Рыбацкая лодка — один из тех больших яликов — вполне могла подойти сюда. Почему он ничего не делает?»

«О, теперь все в порядке».

«Они скоро пришлют для нас лодку, раз уж они нас увидели».

В небе над низменностью появился слабый желтый оттенок.Тени на море медленно сгущались. Ветер принес с собой холод, и люди начали дрожать.

«Святой дым!» — сказал один, позволив своему голосу выразить свое нечестивое настроение, — если мы будем продолжать здесь шалить! Если нам придется барахтаться здесь всю ночь!

«О, нам никогда не придется оставаться здесь на всю ночь! Не беспокойтесь. Теперь они нас заметили, и вскоре они погонятся за нами.

На берегу стемнело. Человек, размахивающий пальто, постепенно растворялся в этом мраке, и он точно так же поглотил омнибус и группу людей.Брызги, когда они с шумом хлестали за борт, заставляли путешественников съеживаться и ругаться, как люди, которых заклеймили.

«Я бы хотел поймать болвана, который махал пальто. Мне хочется замочить его, просто на удачу.

«Почему? Что он сделал?»

– Да ничего, а тогда он казался чертовски веселым.

Тем временем масленка гребла, потом корреспондент гребла, потом масленка гребла. С серыми лицами и наклонившимися вперед, они машинально, по очереди, крутили свинцовыми веслами.Маяк исчез с южного горизонта, но наконец появилась бледная звезда, только что поднявшаяся над морем. Пестрый шафран на западе прошел перед всепоглощающей тьмой, а море на востоке было черным. Земля исчезла, и ее выражал только низкий и унылый грохот прибоя.

«Если я утону — если я утону — если я утону, то почему, во имя семи безумных богов, правящих морем, мне было позволено зайти так далеко и созерцать песок и деревья? Меня привели сюда только для того, чтобы мне оттащили нос, когда я собирался откусить священный сыр жизни?»

Терпеливому капитану, склонившемуся над кувшином с водой, иногда приходилось говорить с гребцом.

«Держи голову выше! Держите ее голову выше!

«Не поднимайте голову, сэр». Голоса были усталыми и низкими.

Это был тихий вечер. Все, кроме гребца, тяжело и вяло лежали на дне лодки. Что же касается его, то его глаза были способны лишь заметить высокие черные волны, несущиеся вперед в самой зловещей тишине, за исключением случайного приглушенного рычания гребня.

Голова повара была на скамье, и он без интереса глядел на воду под носом.Он был глубоко погружен в другие сцены. Наконец он заговорил. — Билли, — мечтательно пробормотал он, — какой пирог ты любишь больше всего?

В

— Пирог, — взволнованно сказали масленка и корреспондент. «Не говори о таких вещах, черт тебя побери!»

«Ну, — сказал повар, — я как раз думал о бутербродах с ветчиной и…»

Ночь в море в открытой лодке — длинная ночь. Когда наконец рассеялась тьма, сияние света, поднимавшегося над морем на юге, сменилось полностью золотым.На северном горизонте появился новый свет, маленький голубоватый отблеск у кромки воды. Эти два светильника были украшением мира. В противном случае не было ничего, кроме волн.

Два человека ютились на корме, а расстояния в шлюпке были так велики, что гребец мог частично согреть ноги, подсовывая их под своих товарищей. Их ноги действительно вытянулись далеко под сиденье гребца, пока не коснулись ног капитана впереди. Иногда, несмотря на усилия усталого гребца, в лодку накатывалась волна, ледяная волна ночи, и леденящая вода заливала их заново.Они на мгновение извивались и стонали, и снова засыпали мертвым сном, а вода в лодке журчала вокруг них, пока судно качало.

План нефтяника и корреспондента заключался в том, чтобы один греб, пока не потеряет способность, а затем поднимет другого с его ложа из морской воды на дне лодки.

Нефтяник крутил веслами, пока его голова не склонилась вперед, и всепоглощающий сон не ослепил его. И он греб еще потом. Затем он коснулся человека на дне лодки и назвал его имя.— Не могли бы вы меня немного поколдовать? — сказал он кротко.

— Конечно, Билли, — сказал корреспондент, проснувшись и с трудом приняв сидячее положение. Они осторожно поменялись местами, и масленок, устроившийся в морской воде рядом с коком, казалось, моментально заснул.

Особое буйство моря прекратилось. Волны пришли без рычания. Обязанность человека на веслах заключалась в том, чтобы удерживать лодку по курсу, чтобы наклон валков не опрокинул ее, и не дать ей наполниться водой, когда мимо пронесутся гребни.Черные волны молчали, и их было трудно разглядеть в темноте. Часто кто-то оказывался почти на лодке прежде, чем гребец замечал это.

Корреспондент вполголоса обратился к капитану. Он не был уверен, что капитан не спит, хотя этот железный человек, казалось, всегда бодрствовал. — Капитан, мне оставить ее на пути к свету на север, сэр?

Тот же ровный голос ответил ему. «Да. Держите его примерно в двух точках от левого носа.

Повар обвязал себя спасательным поясом, чтобы получить хотя бы тепло, которое могло дать это неуклюжее пробковое приспособление, и казался почти печным, когда гребец, у которого неизменно бешено стучали зубы, как только он прекращал работу, упал спать.

Корреспондент, гребя, смотрел на двух мужчин, спящих под ногами. Рука повара обняла масленщика за плечи, и в своей рваной одежде и изможденных лицах они были морскими младенцами, гротескным изображением старых младенцев в лесу.

Потом он, должно быть, одурел на работе, ибо вдруг вода забурчала, и в лодку с грохотом и плеском ворвался гребень, и было чудо, что он не пустил повара на плаву в жизни. -пояс.Повар продолжал спать, а масленок сел, моргая глазами и дрожа от нового холода.

«О, мне ужасно жаль, Билли», — сокрушенно сказал корреспондент.

— Ничего, старина, — сказал смазчик, лег опять и заснул.

Вскоре показалось, что даже капитан задремал, и корреспонденту показалось, что он единственный человек на плаву во всех океанах. У ветра был голос, когда он шел по волнам, и он был печальнее, чем конец.

Раздался долгий, громкий шорох кормы, и по черным водам бороздил блестящий фосфоресцирующий след, похожий на голубое пламя.Это могло быть сделано чудовищным ножом.

Потом наступила тишина, пока корреспондент дышал открытым ртом и смотрел на море.

Внезапно раздался еще один свист и еще одна длинная вспышка голубоватого света, и на этот раз она была рядом с лодкой, и ее можно было почти достать веслом. Корреспондент видел, как огромный плавник мчался, как тень, по воде, разбрасывая кристаллические брызги и оставляя за собой длинный светящийся след.

Корреспондент посмотрел через плечо на капитана.Его лицо было скрыто, и он, казалось, спал. Он смотрел на морских детей. Они точно спали. Итак, лишенный сочувствия, он немного наклонился в сторону и тихо выругался в море.

Но после этого вещь не покидала окрестности лодки. Впереди или сзади, с одной или с другой стороны, с длинными или короткими промежутками бежала длинная сверкающая полоса, и было слышно жужжание темного плавника. Скорость и мощь этой штуки вызывали восхищение. Он разрезал воду, как гигантский острый снаряд.

Присутствие этой живучей твари не повергло мужчину в такой ужас, как если бы он был пикникером. Он просто тупо смотрел на море и вполголоса ругался.

Тем не менее, это правда, что он не хотел быть один. Он хотел, чтобы один из его спутников случайно проснулся и составил ему компанию. Но капитан неподвижно повис над кувшином с водой, а масленок и повар на дне лодки погрузились в сон.

ВИ

«Если я утону — если я утону — если я утону, то почему, во имя семи безумных богов, правящих морем, мне было позволено зайти так далеко и созерцать песок и деревья?

Можно заметить, что в эту мрачную ночь человек мог прийти к заключению, что на самом деле это было намерение семи безумных богов утопить его, несмотря на отвратительную несправедливость этого.Ибо было, конечно, отвратительной несправедливостью утопить человека, который так много, так много работал. Человек чувствовал, что это было бы самым противоестественным преступлением. Другие люди тонули в море с тех пор, как галеры кишели раскрашенными парусами, но все же——

Когда человеку приходит в голову, что природа не считает его важным и что она чувствует, что избавлением от него не навредит вселенной, то он сначала хочет бросить кирпичи в храм, и он глубоко ненавидит то, что есть нет кирпичей и нет храмов.Любое видимое проявление природы, несомненно, будет осыпано его насмешками.

Тогда, если не осязаемо гудеть, он чувствует, быть может, желание столкнуться с олицетворением и предаться мольбам, преклонившись на одно колено, и руками умоляюще говоря: «Да, но я люблю себя».

Высокая холодная звезда зимней ночью — это слово, которое он чувствует, которое она ему говорит. После этого он знает пафос своего положения.

Люди в шлюпке не обсуждали эти вопросы, но каждый, без сомнения, размышлял о них молча и согласно своим мыслям.На их лицах редко было какое-либо выражение, кроме общего выражения полной усталости. Выступление было посвящено бизнесу лодки.

Чтобы отбить ноты его эмоций, в голову корреспонденту таинственным образом вошел стих. Он даже забыл, что забыл этот стих, но он вдруг вспомнился ему.

«Солдат Легиона умирал в Алжире,
Не хватало женского ухода, не хватало женских слез;
Но товарищ стоял рядом с ним, и он взял того товарища за руку,
И сказал он: «Я никогда не увижу родную, родную землю.

В детстве корреспондента познакомили с тем фактом, что в Алжире умирает солдат Легиона, но он никогда не придавал этому факту большого значения. Мириады его школьных товарищей сообщили ему о бедственном положении солдата, но обед, естественно, закончился тем, что он остался совершенно равнодушным. Он никогда не считал своим делом то, что в Алжире умирает солдат легиона, и не считал это поводом для печали. Для него это было меньше, чем сломать кончик карандаша.

Теперь, однако, он странным образом пришел к нему как человек, живое существо. Это была уже не просто картина нескольких судорог в груди поэта, пьющего между тем чай и греющего ноги у камина; это была действительность — суровая, печальная и прекрасная.

Корреспондент ясно видел солдата. Он лежал на песке, выставив ноги прямо и неподвижно. В то время как его бледная левая рука была на его груди в попытке помешать его жизни, кровь текла между его пальцами. В далекой алжирской дали возвышался невысокий квадратный город на фоне неба, потускневшего от последних закатных оттенков.Корреспондент, играя на веслах и мечтая о медленных и медленных движениях губ солдата, был тронут глубоким и совершенно безличным пониманием. Ему было жаль солдата Легиона, умиравшего в Алжире.

Существо, которое шло за лодкой и ждало, видимо, заскучало от задержки. Не было уже слышно ни плеска волнореза, ни пламени длинного следа. Свет на севере еще мерцал, но, по-видимому, не приближался к лодке.Иногда в ушах корреспондента звенел гул прибоя, и тогда он поворачивал судно к морю и греб еще сильнее. На юге кто-то, очевидно, развел на берегу сторожевой костер. Он был слишком низок и слишком далеко, чтобы его можно было разглядеть, но он отбрасывал мерцающий розовый отблеск на обрывистую спину, и его можно было различить с лодки. Ветер усиливался, и иногда волна вдруг вырывалась, как горная кошка, и виднелся блеск и блеск сломанного гребня.

Капитан на носу двинулся на кувшине с водой и сел прямо.«Довольно долгая ночь, — заметил он корреспонденту. Он посмотрел на берег. «Эти спасающие жизни люди не торопятся».

«Ты видел, как эта акула играла?»

«Да, я его видел. Он был большим парнем, все в порядке.

«Хотел бы я знать, что ты не спишь».

Позже корреспондент говорил в днище лодки.

«Билли!» Произошло медленное и постепенное распутывание. — Билли, ты меня заклинаешь?

«Конечно», — сказал смазчик.

Как только корреспондент коснулся холодной приятной морской воды на дне лодки и прижался к спасательному поясу повара, он крепко заснул, несмотря на то, что его зубы играли все народные мелодии. Этот сон был так хорош для него, что всего мгновение назад он услышал голос, окликнувший его по имени тоном, свидетельствующим о последних стадиях истощения. — Ты меня заклинаешь?

«Конечно, Билли».

Свет на севере таинственным образом исчез, но корреспондент взял курс от бодрствующего капитана.

Позже, ночью, они увели лодку дальше в море, и капитан приказал коку взять одно весло на корме и держать лодку лицом к морю. Он должен был окликнуть, если услышит грохот прибоя. Этот план позволил нефтянику и корреспонденту получить передышку вместе. «Мы дадим этим ребятам шанс снова прийти в форму», — сказал капитан. Они свернулись клубочком и после нескольких предварительных болтовни и вздрагивания снова заснули мертвым сном. Ни один из них не знал, что они завещали повару компанию другой акулы или, возможно, той же самой акулы.

Пока лодка гуляла на волнах, брызги время от времени ударялись о борт и омывали их, но это не могло нарушить их покой. Зловещий порыв ветра и воды подействовал на них так же, как на мумии.

— Мальчики, — сказал повар с нотками всякой неохоты в голосе, — она ​​совсем близко подплыла. Думаю, кому-то из вас лучше снова взять ее в море. Разбуженный корреспондент услышал грохот поваленных гребней.

Пока он греб, капитан дал ему виски с водой, и это успокоило его озноб.«Если я когда-нибудь сойду на берег и кто-нибудь покажет мне хотя бы фотографию весла…»

Наконец произошел короткий разговор.

«Билли…. Билли, ты меня заклинаешь?

«Конечно», — сказал смазчик.

VII

Когда корреспондент снова открыл глаза, море и небо были серого оттенка рассвета. Позднее воды были нарисованы кармином и золотом. Наконец наступило утро во всем своем великолепии, с чистым голубым небом и солнечным светом, пылающим на гребнях волн.

На далеких дюнах стояло множество черных домиков, а над ними возвышалась высокая белая ветряная мельница. На пляже не появилось ни человека, ни собаки, ни велосипеда. Коттеджи могли образовать заброшенную деревню.

Путешественники осмотрели берег. Конференция проходила в лодке. — Что ж, — сказал капитан, — если помощи не будет, нам лучше сразу же попытаться пробежать сквозь прибой. Если мы останемся здесь еще дольше, мы будем слишком слабы, чтобы вообще что-либо делать для себя. Остальные молча согласились с этим рассуждением.Лодка направлялась к берегу. Корреспондент задавался вопросом, поднимался ли кто-нибудь когда-нибудь на высокую ветряную башню и никогда ли не смотрел в сторону моря. Эта башня была великаном, стоящим спиной к бедственному положению муравьев. Для корреспондента он в какой-то степени олицетворял безмятежность природы среди борьбы индивидуума — природы в ветре и природы в видении людей. Она не казалась ему тогда ни жестокой, ни благодетельной, ни коварной, ни мудрой. Но она была равнодушна, совершенно равнодушна.Возможно, вполне правдоподобно, что человек в этой ситуации, впечатленный безразличием вселенной, должен увидеть бесчисленные недостатки своей жизни, почувствовать их дурной вкус в своем уме и пожелать еще одного шанса. Различие между правильным и неправильным кажется ему нелепо ясным в этом новом неведении о краю могилы, и он понимает, что, если бы ему представилась еще одна возможность, он бы исправился в своем поведении и в своих словах и стал бы лучше и ярче в течение долгого времени. знакомство или за чаем.

– Ну, ребята, – сказал капитан, – она точно заболачивается.Все, что мы можем сделать, это загнать ее как можно дальше, а затем, когда она захлебнется, вылезти из нее и карабкаться на берег. Сохраняй хладнокровие и не прыгай, пока она не захлебнется.

Нефтяник взялся за весла. Через плечо он окинул взглядом прибой. «Капитан, — сказал он, — я думаю, мне лучше привести ее в курс дела, держать ее носом к морю и задним ходом».

— Хорошо, Билли, — сказал капитан. — Верни ее. Тут нефтяник повернул лодку, и, сидя на корме, кок и корреспондент вынуждены были оглядываться через плечо и созерцать одинокий и равнодушный берег.

Чудовищные прибрежные катки поднимали лодку высоко, пока люди снова не смогли увидеть белые слои воды, несущиеся вверх по наклонному берегу. — Мы не подойдем очень близко, — сказал капитан. Всякий раз, когда человеку удавалось отвлечься от катков, он обращал взгляд на берег, и в выражении глаз при этом созерцании было нечто особенное. Корреспондент, наблюдая за остальными, знал, что они не испугались, но весь смысл их взглядов был затуманен.

Что до него самого, то он слишком устал, чтобы основательно разобраться с этим фактом. Он пытался заставить свой разум думать об этом, но в это время в уме доминировали мускулы, а мускулы сказали, что им все равно. Ему просто пришло в голову, что если он утонет, это будет позор.

Не было ни торопливых слов, ни бледности, ни явного волнения. Мужчины просто смотрели на берег. «Теперь не забудьте убраться подальше от лодки, когда будете прыгать», — сказал капитан.

В сторону моря гребень вала внезапно с громовым грохотом обрушился, и длинный белый гребень с ревом обрушился на лодку.

«Теперь успокойся», — сказал капитан. Мужчины молчали. Они перевели взгляд с берега на гребень и стали ждать. Лодка скользнула вверх по склону, прыгнула на яростную вершину, подпрыгнула над ней и качнулась вниз по длинной спине волны. Некоторое количество воды было загружено, и повар вычерпал его.

Но и следующий гребень тоже разбился. Бурлящий кипящий поток белой воды подхватил лодку и закрутил ее почти перпендикулярно. Вода хлынула со всех сторон. Корреспондент в это время держал руки на планшире, а когда вода вошла в это место, он быстро отдернул пальцы, как бы возражая против того, чтобы их намочить.

Лодочка, опьяненная этой тяжестью воды, покачнулась и зашла глубже в море.

«Выручай ее, кухарка! Выручите ее, — сказал капитан.

– Хорошо, капитан, – сказал повар.

– Ну, мальчики, следующий нам, конечно, пойдет, – сказал масленок. — Постарайся спрыгнуть с лодки.

Третья волна двинулась вперед, огромная, яростная, неумолимая. Он проглотил шлюпку, и почти одновременно люди упали в море. На дне лодки лежал кусок спасательного пояса, и, когда корреспондент упал за борт, он левой рукой прижал его к груди.

Январская вода была ледяной, и он тут же сообразил, что она холоднее, чем он ожидал увидеть у побережья Флориды. Это казалось его ошеломленному уму фактом, достаточно важным, чтобы его отметить в то время. Холод воды был печальным; это было трагично. Факт этот как-то так смешался и спутался с его мнением о собственном положении, что казался почти достойным поводом для слез. Вода была холодной.

Когда он вышел на поверхность, он ничего не чувствовал, кроме шумной воды.Потом он увидел своих товарищей в море. Нефтяник был впереди в гонке. Он плыл сильно и быстро. Слева от корреспондента из воды высовывалась большая белая и пробковая спина повара, а сзади капитан здоровой рукой висел на киле перевернутой лодки.

У берега есть некая неподвижность, и корреспондент удивлялся этому среди беспорядка моря.

Это тоже казалось очень привлекательным, но корреспондент знал, что это далекое путешествие, и греб не спеша.Кусок спасательного круга лежал под ним, и иногда он крутился по склону волны, как на ручных санях.

Но, наконец, он прибыл в место в море, где путешествие было затруднено. Он не остановился в плавании, чтобы узнать, какое течение застало его, но на этом его продвижение остановилось. Берег стоял перед ним, как декорация на сцене, и он смотрел на него и понимал глазами каждую его деталь.

Когда повар проходил гораздо левее, капитан звал его: «Повернись на спину, повар! Перевернитесь на спину и используйте весло.

«Хорошо, сэр». Кок перевернулся на спину и, гребя веслом, пошел вперед, как каноэ.

Вскоре слева от корреспондента прошла и лодка с капитаном, держащимся одной рукой за киль. Он выглядел бы как человек, приподнимающийся, чтобы посмотреть через дощатый забор, если бы не необыкновенная гимнастика лодки. Корреспондент удивился, что капитан все еще может держаться за него.

Прошли дальше, ближе к берегу — масленка, кок, капитан — а за ними кувшин с водой, весело подпрыгивая над морями.

Корреспондент остался во власти этого странного нового врага — тока. Берег с его белым песчаным откосом и зеленым обрывом, увенчанным маленькими безмолвными домиками, раскинулся перед ним, как картина. Тогда это было ему очень близко, но произвело на него впечатление, как на того, кто в галерее смотрит на сцену из Бретани или Голландии.

Он подумал: «Я утону? Возможно ли это? Возможно ли это? Разве это возможно?» Возможно, человек должен считать свою собственную смерть окончательным явлением природы.

Но позже волна, быть может, вынесла его из этого маленького смертоносного потока, ибо он вдруг обнаружил, что может снова продвигаться к берегу. Еще позже он заметил, что капитан, держась одной рукой за киль шлюпки, отвернулся от берега к нему и звал его по имени. «Подойдите к лодке! Подойди к лодке!»

Пытаясь добраться до капитана и лодки, он размышлял о том, что, когда человек сильно устает, утопление должно быть действительно удобной мерой, прекращением военных действий, сопровождаемым большим облегчением, и он был этому рад, ибо главным в его уме несколько мгновений был ужас временной агонии.Он не хотел, чтобы его обидели.

Вскоре он увидел бегущего по берегу человека. Он раздевался с поразительной скоростью. Пальто, брюки, рубашка, все волшебным образом слетело с него.

«Подойдите к лодке», — позвал капитан.

«Хорошо, капитан». Пока корреспондент греб, он увидел, как капитан опустился на дно и покинул лодку. Затем корреспондент представил свое маленькое чудо путешествия. Большая волна подхватила его и швырнула с легкостью и невероятной скоростью полностью над лодкой и далеко за ее пределы.Это поразило его уже тогда как гимнастическое событие и настоящее морское чудо. Перевернутая лодка в прибое не игрушка для купающегося.

Корреспондент попал в воду, доходившую ему только до пояса, но его состояние не позволяло ему стоять более минуты. Каждая волна сбивала его в кучу, а подводное буксирование тянуло на него.

Потом он увидел человека, который бежал и раздевался, раздевался и бежал, прыгнул в воду. Он вытащил кока на берег, а затем направился к капитану вброд, но капитан отмахнулся от него и отправил к корреспонденту.Он был наг, наг, как дерево зимой, но вокруг головы его был ореол, и он сиял, как святой. Он сильно дернул, долго затянул и дернул корреспондента за руку. Корреспондент, обученный малым формулам, сказал: «Спасибо, старик». Но вдруг человек воскликнул: «Что это?» Он указал быстрым пальцем. Корреспондент сказал: «Идите».

На мелководье лицом вниз лежала масленка. Его лоб касался песка, который периодически, между каждой волной, очищался от моря.

Корреспондент не знал всего, что произошло потом. Достигнув безопасного места, он упал, ударяясь о песок каждой отдельной частью своего тела. Он как будто упал с крыши, но стук был ему благодарен.

Кажется, пляж тотчас же населился мужчинами с одеялами, одеждой и фляжками, а женщинами с кофейниками и всеми священными для их ума средствами. Приветствие земли людям с моря было теплым и щедрым, но неподвижная и мокрая фигура медленно несла вверх по берегу, и гостеприимство земли для нее могло быть только другим и зловещим гостеприимством могилы.

Когда наступила ночь, белые волны ходили взад и вперед в лунном свете, и ветер доносил до людей на берегу звук голоса великого моря, и они чувствовали, что могут быть тогда переводчиками.

  1. Исследование автора. Как жизненный опыт автора связан с рассказом?
  2. Как сеттинг влияет на развитие персонажа?
  3. Какой главный конфликт в рассказе?

Атрибуты текста

  • «Открытая лодка» Стивена Крейна свободна от известных ограничений авторского права в Канаде и США.

Harmony, Мариса Крейн — Passages North

Harmony,

, Marisa Crane

По утрам мне приходится мочиться на улице, как собаке. Один из моих четырех соседей по комнате всегда в ванной. Обычно мне плевать, пока позже я не нахожу травинки, застрявшие у меня между губами, не зная, как долго они там были. Я держу бутылку антицеллюлитной сыворотки на пластиковом стуле у забора. Мне нравится, как он обжигает мои бедра и ягодицы. Это должно означать, что он работает.

Если это понедельник или среда, я иду на терапию, но в последнее время мой терапевт только и делает, что говорит мне идти в АА, хотя я ни разу не упомянул о пьянстве. Она, по крайней мере, более полезна, чем моя мать, которая дала обет молчания еще в 99-м, когда ушла другая моя мама. Перед обетом она научила меня и мою сестру презирать самих себя. Она даровала нам эту доброту. После обеда мама расстегивала верхнюю пуговицу и щипала кожу на животе. Она говорила что-то вроде: «Знаешь, я не всегда была такого размера.Вы бы видели меня в роли чирлидера. 5 футов 6 дюймов, едва ли 105 фунтов». Ее было трудно не ненавидеть.

Насколько я знал, всегда существовала акция «Купи два, получи один бесплатно» на Spankies в Walmart, и когда моя мама давала их нам, мы с сестрой должны были говорить «Спасибо» вместо «Мы хотим Куклы American Girl», о чем мы говорили не раз. Я носила Spankies, хотя они были мне на три размера больше. Я хотел, чтобы моя мама посмотрела мне в глаза и сказала: «Я люблю человека, которым ты стал.Но уже тогда я знал, что это нереальное желание. Она была слишком погружена в собственные иллюзии, чтобы понять, что я нуждаюсь в ней.

Дело в том, что отказ от еды меня никогда не беспокоил. Меня мотивировали другие вещи, кроме еды. И волосы на руках сошли достаточно легко, благодаря домашним наборам для депиляции. Больше всего меня дезориентировала необходимость стоять на табурете в ванной, чтобы лучше рассмотреть свое тело. Зеркало в нашей ванной было маленьким — всякий раз, когда я вставал на табуретку, я был просто призрачно-бледным телом без головы.Мне снились кошмары, в которых моя сестра держала мою голову в своей сумочке, хотя сумочки у нее не было. Я кричу: «Почему ты смог держать голову?» и ее хихиканье, которое она делала всякий раз, когда ее боль перераспределялась на меня.

*

В это воскресенье я не сплю всю ночь в воскресные страшилки и в понедельник. Я слишком ленив, чтобы писать перед Мэлом, и они просыпаются в какой-то нечестивый час — слишком много гей-порно в первый раз, чтобы просеивать. К тому времени, как я натерся до крови, Джерри уже в ванной, смазывает волосы гелем и перечисляет все причины, по которым он имеет право работать барменом в кегельбане «Ликети Сплит».Мне кажется, я слышу, как он говорит: «Я лучше фламинго умею балансировать, понимаете?» Снаружи я писаю на райскую птицу, только на этот раз я писаю стоя. Я знаю, что это звучит как ложь, но это не так. Это легко сделать, вам просто нужно согнуться там. Пока я натягиваю штаны, ко мне подходит морщинистая блондинка в поисках Мела. Она спрашивает, живет ли она еще здесь, и я боюсь, что кто-то охотится за Мэлом, поэтому я говорю женщине, что, как правило, я не общаюсь с Овном. Она благодарит меня за потраченное время и, как астрологическое приложение, предупреждает меня не вмешиваться в предстоящие судебные слушания.Как только она уходит, я беру посылку с приветственного коврика и оставляю ее у двери Мэла, хотя она адресована мне. Меня больше не интересуют извинения моей матери.

После того, как моя другая мама ушла, ничего не изменилось, кроме того, что вместо того, чтобы звонить по домашнему телефону из дома, чтобы привлечь мое внимание, моя мама писала записку за запиской и оставляла их на кухонном столе. Будь дома к 10. Держись подальше от травки. Проверьте почту. Принеси мне диетическую пепси. Если кто позвонит, меня здесь нет.Вы не слышали этого от меня, но кокаин обуздывает аппетит. Какую книгу ты читаешь сегодня? Почему вы игнорируете мои записи? Я хочу, чтобы ты перестал хандрить, тебе не из-за чего унывать. Ты такая красивая, когда улыбаешься. Я скучаю по ощущению отсутствия вещей.

Я люблю тебя вечно и всегда.

Другим побочным эффектом ее молчания было то, что нам с Блэр дали места в первом ряду на концерте моей матери, посвященном фотоальбому одной женщины. Сколько у нее было сорок фотоальбомов в шкафу в прихожей? Она указывала на свою школьную талию и бедра нервными пальцами.У всех бойфрендов были длинные волосы и каменные глаза. Они целовали ее до тех пор, пока не перестали. Когда появилась другая моя мама, это было неожиданностью для всех, но особенно для моей мамы. Однако она не боролась со своими чувствами. По ее словам, она была в восторге от того, что наконец ощутила на себе то, что все это время чувствовали ее друзья-гетеросексуалы.

«Я чувствовала себя непринужденно», — сказала она, и легкая улыбка расползлась по ее лицу. «Оказывается, я не был дефективным в конце концов».

Я понял, что она имела в виду.Когда я начал целовать своих одноклассников на вечеринках с ночевкой, я почувствовал новое и ни с чем не сравнимое спокойствие. Весь мой мир треснул, как яйцо на краю сковороды.

В первый раз, когда я заставил девушку кончить, я почувствовал себя всемогущим. Этот взгляд на ее лице, когда она отдалась мне, — что может быть лучше?

*

Мой лучший друг Драйв находится на 100-дневной программе детоксикации без алкоголя, поэтому обед после терапевта скучен. Она говорит, что делает это, чтобы раскрыть потерянные воспоминания, что когда ее другу исполнилось 40 дней, он начал вспоминать все, что было в его детстве.Я говорю ей, что, по-моему, это ужасная идея, затем делаю два снимка Капитана Моргана. Когда она смеется, она смеется дважды — один раз из-за своего понимания и один раз из-за своего непонимания.

Мой терапевт снова замечает меня у Пико, который находится прямо под ее офисом. Она делает крестное знамение, хотя она агностик, затем садится через комнату и заказывает маргариту. Я забыл упомянуть, что иногда выгуливаю своего терапевта на поводке. Нигде безвозмездно.Вокруг офиса, шторы опущены. Ей нравится, когда я чешу ее за ушами. Мне нравится, когда она ест талисманы из моих сложенных ладоней. Она не хочет, чтобы кто-то знал о нас, поэтому я посылаю вторую «Маргариту» к ее столику, а Драйв надевает солнцезащитные очки и прикрывает лицо рукой.

Драйв говорит, что скука возникает либо из-за слишком большого, либо из-за недостаточного контроля. Драйв — это один из тех просветительских мероприятий, предназначенных исключительно для белых людей, которые отправляются в Индию, чтобы узнать о медитации, а затем возвращаются домой с множеством ярких повязок на голове.Она оглядывается и шепчет, что мне не станет лучше, если я не найду нового терапевта, который хотя бы слышал границ, но мне не нужен новый терапевт. Она горячее, чем вы ожидаете от психотерапевта. Это почти несправедливо. Она похожа на Кристен Стюарт, если бы Кристен Стюарт была на двадцать лет старше и могла бы работать с более чем одним выражением лица. Она обнимает меня, когда я в ней нуждаюсь, за исключением тех случаев, когда она отказывается. Я так рада, что Драйв целовался с ней три года назад на Прайде, иначе я бы никогда с ней не встретился.

— Не то чтобы у меня были к ней настоящие чувства, — говорю я, делая вид, что изучаю меню. «В моем мозгу просто мало места для чего-то еще».

«Одна вещь, которую я узнала в своих путешествиях, это то, что вы должны знать, кто вы, когда никто не смотрит», — говорит она, поправляя помаду в зеркале для макияжа.

*

«Итак, как вы меня нашли?» — спросил мой терапевт в начале нашего первого сеанса. Все, что я мог представить, это то, как Драйв и она прижались друг к другу, их голодные рты искали друг друга.Я ненавидел это сочетание возбуждения и ревности.

«О, вы знаете. Интернет.»

«Но как ты выбрал меня? Из всех доступных терапевтов, — сказала она, расправляя ноги. Ее глаза встретились, а затем встретились с моими. Пот стекал по моей грудной клетке. Мой клитор пульсировал.

Вопрос показался мне странным. Это было очень интимно, как будто она выискивала комплимент. Вот откуда я знал, что смогу обладать ею. Мне не нужно было, чтобы она меня любила, мне просто нужно было, чтобы она дала мне доступ к ее 25-ти самым популярным плейлистам.

В первый раз, когда мы переспали двумя сеансами позже, я устроил ей инсценировку секса с моим соседом по комнате Мелом под предлогом попытки выяснить статус наших отношений, и, прежде чем я это осознал, мой Терапевт, которую зовут Гармония — я для краткости зову ее Харм, — засунула руку в джинсы, даже не расстегивая их, вот такая она худая. Она ненавидит, когда я называю ее Вредом, и я ненавижу, когда она на самом деле пытается лечить меня.

— Забудь, что это когда-либо случалось, — сказала она, поправляя хвостик, прикусив губу.Я обнял ее тонкую талию, закрыл глаза и попытался представить, что я больше она, чем я.

*

После Пико я иду домой и напиваюсь с Мэлом на заднем дворе. Мы курим много сигарет и бросаем окурки на стройку по соседству, и на какое-то время все это обретает смысл. Вместо того, чтобы расспросить о моем детстве, она спрашивает, как часто мне снится, что у меня выпадают зубы. Все время, все время.

Мэл наблюдает, как солнце целует горизонт, а я сжимаю живот под толстовкой.Я представляю, как беру нож и нарезаю его на огромные мокрые куски. Я представляю, как делаю мыло из своего жира, как Тайлер Дерден в «Бойцовском клубе». Я хочу, чтобы Харм захотел, чтобы я вымыл ее в душе.

*

На следующем сеансе я рассказываю Харму о своей старой работе. Я хочу, чтобы она знала, против чего она здесь.

«Я писал о сделках, и мой босс, похоже, считал уместным заплатить мне за это 90 000 долларов», — говорю я, пытаясь произвести на нее впечатление.

Я рассказываю ей, что у нас была одна мешалка на всех двенадцать человек.Это была офисная мешалка. Мы хранили его в пластиковом стаканчике с надписью «мешалка». Когда меня наняли, меня предупредили, чтобы я никогда не выбрасывал его, иначе босс снесет мне голову. В течение нескольких месяцев это было все, на чем я мог сосредоточиться. Я писал предложения о мешалках для кофе, а не о сотовых телефонах. Я рисовал натюрморт за натюрмортом мешалки у него дома. Я создал астрологическую карту для мешалки (солнце в Тельце, восход во Льве, луна в Близнецах). Однажды я не смог сдержаться. Я бросил мешалку в мусорное ведро, а затем меня любезно вывели наружу.

«Я бы спросила, как ты себя чувствуешь, но я только что купила эти суккуленты», — говорит Харм, беря Меркьюри, своего любимца.

Позже той же ночью я звоню Драйву и рассказываю ей все, что Харм когда-либо говорила мне, вплоть до того, как часто она здоровается со мной вместо приветствия. — Это должно что-то значить, верно? Я спрашиваю. «Верно?» Но Драйв уснул, медитируя.

*

Я говорю Харму, что никогда не достигал героиновой роскоши, что мое тело рождено, чтобы нести вес.

«Что бы ты сделал, если бы был таким худым?» — спрашивает она, поднимая брови. Я пожимаю плечами и достаю из кармана телефон, чтобы проверить время. Осталось тридцать минут.

Сегодня она выглядит особенно хорошо.

«Тебя бы это порадовало?» она спрашивает.

Хотя мы уже переспали вместе, я все еще не уверен, что она действительно хочет меня. Я говорю себе, что это просто глупая фантазия, что я просто представляю жадность в ее глазах. Должна быть причина, по которой она не поцелует меня.Я начинаю диссоциировать, не успев придумать ответ.

— Знаешь, телесная дисморфия — это как дом веселья без выхода, — говорю я, паря рядом со своим телом.

— Значит, нет?

«Конечно, нет», — говорю я.

Двадцать минут спустя она снова красит губы помадой и говорит: «Забудь, что это когда-либо было».

*

Я говорю Харму, что не обязательно хочу умереть, но я хочу лечь на железнодорожные пути, когда увижу их.

«Тебе стоит попробовать поговорить с мамой», — говорит она.— Я уверен, что она скучает по тебе.

«Мы разговариваем. Она присылает мне рубашки, которые получила по кредитной карте своего Коля. На них кактусы и луны, и они пахнут клюквой. Тогда я посылаю ей мемы о пороках капитализма, — говорю я.

«Вау», — говорит Харм, слегка ухмыляясь. — Забудь, что это когда-либо случалось, — говорю я.

*

В следующий раз приношу флоггер, свежий от Удовольствий и Сокровищ. Она считает уровень боли на пальцах. Четыре — ее любимое место. Я хочу знать, где она хранит свои секреты, как быстро они распространяются.

«Часть меня не хочет, чтобы тебе стало лучше», — шепчет Харм, когда понимает, что наше время истекло.

По пути к моей машине старик спрашивает, откуда у меня эта улыбка и есть ли у меня лишняя.

*

Затем я приношу прищепки и прикрепляю их к ее телу. Она задыхается, когда я их снимаю. Тихий стон срывается с ее губ, ее бедра сильно прижимаются ко мне. Я сажусь ей на лицо, и она сосет мой клитор. Я сквирчу в первый раз, потом тихонько плачу в углу, чтобы она не видела моих слез.

«Это сделано из настоящего золота?» Я спрашиваю.

«Это пылесос», — говорит она. Она все еще не дает мне поцеловать ее.

*

Наша встреча выходит за часовой интервал. Когда я прихожу, Харм заставляет меня называть ее не тем именем. T-Rex, Я шепчу-кричу ей на ухо. Она пахнет лимоном и лавандой, и от нее я влажнее, чем мне хотелось бы признавать. Я ухожу, прежде чем она успевает все вернуть.

*

«Серьезно, у меня все получилось», — ловлю себя на мысли я.Это среда. Я уже гулял с ней добрых двадцать минут.

«Мне просто жаль Блэр. Она не может найти парня, который хочет остаться достаточно долго, чтобы хотя бы узнать, что с ней не так. Это серьезное проклятие трех свиданий, — говорю я.

«Расскажи мне больше о своей матери», — говорит Харм, поправляя очки.

Я слушал ее плейлист «25 самых популярных песен» ночью. Я включаю его после того, как мы с Мелом трахаемся. Прошлой ночью Мэл сказал: «Я знал, что тебе грустно, но я не знал, что ты еще и напуган.”

“Было время, когда моя мама отказывалась фотографировать нас с Блэр, потому что у нас были небрежные волосы и не было макияжа. Думаю, эта фотография была важна, потому что она отправляла ее всей нашей большой семье. Она отправила нас наверх, чтобы привести себя в порядок. Можно было подумать, что мы сожгли дом дотла, — говорю я, потея на краешке сиденья.

«Я вырос над барной стойкой. Никому не было дела до того, как я выгляжу, пока я мог отыграть приличный брейк», — говорит Харм.

— Хотел бы я быть там, — говорю я.Харм грызет внутреннюю сторону ее щеки и изучает ковер. Ее руки борются со змеями на коленях.

Когда я собираюсь поцеловать ее, она подставляет мне щеку. Вместо этого я целую ее гусиные лапки, ее кожа устрашающе холодна на моих губах.

«Мы не должны», — говорит она, кусая меня за плечо. Покалывает везде. Я не могу сказать, могла ли она быть кем угодно или всеми.

*

Это первый раз, когда Харм пишет мне о чем-то другом, кроме времени встречи. Я в гей-баре с Мэл и ее парнем из Tinder.Повсюду взорванные фламинго, и всех их я называю Клинтон. Мне скучно от того, насколько все ничем не примечательны, особенно я.

«Ты один?» — спрашивает Харм.

«Я в баре. С каких это пор ты мне пишешь?

«Какой бар?»

«Мне бы хотелось, чтобы вы поехали со мной какое-то время», — печатаю я.

«Выходи на улицу».

Я извиняюсь и проталкиваюсь сквозь толпу, спотыкаясь о свои дурацкие ноги.

«Снаружи», — отвечаю я, смущенный своим подчинением.

Я отвечаю на ее звонок на первом звонке, а на другом конце слышно сдержанное дыхание Харм, когда она доводит себя до оргазма.Это слишком много для меня. Я хватаюсь за фонарный столб и пытаюсь не обращать внимания на двух женщин, целующихся рядом со мной. Когда с Хармом покончено, она вешает трубку, и я улыбаюсь, убежденный, что у меня есть вся сила.

Моё сообщение Драйву: «Можно ли любить кого-то, если ты не любишь себя?» Ее ответ: «Без обид, но я не знала, что ты знаешь это слово».

*

«Поговорим о Мэле», — говорит Харм, явно наслаждаясь этой темой.

— Не будем, — говорю я. — А как насчет той ночи?

«Почему ты спишь с кем-то, кто тебе так явно не безразличен?» она давит.— Разве это не очевидно? — спрашиваю я, баюкая Меркьюри.

*

Харм задирает мою рубашку и целует меня в живот. Она говорит: «Расслабь свое тело, расслабь свое тело», но я не могу. Вес комнаты сковывает меня.

*

«А если бы она умерла? Подумай об этом, — говорит Харм, покусывая кончик ручки. Она ужасный терапевт. Я никогда не уверен, есть ли у нее настоящие чувства или она просто чувствует себя плохо для людей с ее мозгом.

Я смотрю на коллаж птиц на стене над ее головой.Голубая сойка и ворона выглядят так, будто собираются подраться.

«Что ты за птица?» — спрашиваю я, зная, что она мне не скажет.

«Ворона», — отвечает она, не теряя ни секунды. «И твоя мать?»

— Ястреб, — говорю я. Когда она не реагирует, я устраиваю грандиозное шоу, носясь по офису. Я присаживаюсь на подлокотник ее кресла. Она пишет что-то скрипучим почерком, который я не могу разобрать, затем кусает меня за плечо.

— Ты прав, — киваю я, возвращаясь на свое место.«Конечно, я думаю о смерти моей матери. Более одного раза в день. Но каждый раз, когда я представляю, как получаю этот судьбоносный телефонный звонок, моя реакция всегда одна и та же — наконец-то ».

Харм кивает, затем распрямляет и снова скрещивает ноги. Не могу понять, чего я от нее хочу, кроме ее неутомимой преданности.

*

— Скоро начнется счастливый час, — говорю я, поднимая брови.

«Вы же знаете, что мы не можем выносить это за пределы офиса», — говорит Харм, но улыбается, когда говорит это, как будто мы уже встали и уходим.

«Я могу потерять лицензию, если кто-нибудь узнает», — говорит она. Я смотрю на нее с, надеюсь, напряженностью, смешанной с желанием.

— Что я говорю, ты, наверное, все рассказываешь Драйву, — говорит она, ерзая на стуле.

— Она даже не знает, что я тебя вижу, — говорю я, всасывая щеки изнутри.

Мое лицо опухло от суши и пива. Я сожалею о суши.

Я все рассказываю Драйву, но не в этом дело. Драйв читает книги о животных и рассказывает мне о них.Она говорит, что у осьминогов есть некоторое подобие маленького мозга в каждом щупальце.

«Вы можете себе представить многозадачность?» — спрашивает Драйв, очарованный.

Хочу поделиться с Хармом этим фактом — что если бы я был осьминогом, то то, что я могу одновременно отталкивать ее и притягивать ближе, считалось бы впечатляющим, и то и другое было бы правильно.

*

Вечер свиданий с Хармом приходится на четверг. У нее так много денег, что она покупает вещи на фермерском рынке каждую неделю, вместо того, чтобы копить все бесплатные образцы.Она приносит мне бутылку медовухи, сделанной из меда. Мы пьем его на обочине возле коктейль-бара. Я представляю, как срываю с нее зеленое платье. Когда я кладу руку ей на бедро, она маниакально смеется, как будто я только что предложил стать лицензированным терапевтом. Меня это сбивает. Если кто и будет маниакально смеяться, то это буду я.

Несколько раз провожу рукой по волосам и нахожу в них клочок бумаги, записку от Харма. В нем говорится: «Это одна из тех вещей, которые я поклялся никогда не делать.Харм делает привычкой раскладывать записки по всему телу. Когда я прихожу домой, я нахожу их в карманах брюк, шапки, кармана пальто, обуви и даже лифчика. Иногда они милые, иногда остроумные, иногда ужасные, они всегда мои. Она как волшебница. Я никогда не ловлю ее в действии, хотя. Думаю, я слишком влюблен в нее, чтобы дышать.

«Когда я учился в 3-м классе, у нас в школе была одна из этих антинаркотических программ. Я помню, как сидел с друзьями за ланчем и говорил о том, какие отвратительные сигареты и что я никогда их не курю.Не так долго, как я буду жить. Мы заключили какой-то глупый договор. Год спустя я курил на заднем дворе Дэйва Змея, — говорю я.

— Да, ладно, — говорит она, указывая пальцем на то место на шее, где я хочу, чтобы ее ошейник сидел.

Она не говорит мне, что не хочет быть моей, она просто говорит о промежутке между желанием чего-то и получением этого, и о том, как непреодолимым кажется это в большинстве дней. Может быть, однажды мы это поймем, может быть, однажды она залезет в мой пузырь, не лопнув его, может быть, однажды пойдет дождь, и заглянет солнце, и мы будем прекрасны снаружи.

Харм кладет голову мне на плечо и передает мне бутылку, обвивая рукой мой живот. Я тихонько пью, сосредоточившись на том, чтобы втянуть живот, а затем выщипывать густые черные волосы с внутренней стороны бедра. Использование моих голых рук заставляет меня чувствовать себя живым.

— Я чувствую твои ребра, — шепчет она.

Я закрываю глаза и хочу, чтобы нас постигла трагедия. Землетрясение раскололо тротуар. Возможно, самолет врезался в бар. Что-то, чтобы отвлечь ее.

— Нет, нельзя, — говорю я.

— Я все равно не на часах, — говорит Харм, находит мою руку и сжимает ее.

Я помню тот день, когда мы узнали, что наша вторая мама не вернется домой. Мне было десять, а Блэр двенадцать. Мы были в ее спальне, ставили танец, который в основном состоял из колес телеги и тряски попой. Блэр не переставала говорить, я думаю, чтобы заглушить бурчание в животе.

«Мои ребра видны?» — спросила она, поднимая свою мешковатую футболку. Она вертелась, как кто-то, моделирующий платье. Я подумал, что она не выглядит очень худой, и тут же отругал себя за то, что так подумал.

Когда я кивнул «да», она улыбнулась, а затем сказала: «Хотел бы я быть достаточно гибким, чтобы сложить пополам и откусить от них кусочек. Держу пари, они будут жирными. Ты знаешь?»

«Знаешь?» — повторила она, когда я не ответил, во второй раз ее голос стал выше.

Я кивнул. Я не знаю. И мне было интересно, сколько времени потребуется ей, чтобы открыть для себя наркотики. К тому времени я уже курил травку с Энн на улице и воровал водку у ее родителей. Наркотики пошли мне на пользу. Я надеялся, что они будут добры и к Блэр.Я мог быть злым, но я никогда не был жестоким.

Именно тогда наша мама ворвалась в комнату Блэр. Она была самой худой, какой когда-либо была, и выглядела на пятнадцать лет старше, чем была. Кожа на щеках свободно свисала с лица, как у раненого животного. Мы кричали ей, чтобы она уважала нашу частную жизнь. Она моргнула в замедленной съемке, а затем вручила нам нашу первую записку. Ее могли принять за мертвого человека.

*

В тускло освещенном баре люди парят, как воздушные шары, касаясь потолка.Лица наклоняются близко друг к другу, руки тянутся друг к другу, губы изгибаются, надуваются и расплываются в улыбках. Они напоминают мне статистов в фильме. «Притворись, что хорошо проводишь время», — сказал директор, и они пошли на это, они действительно пошли на это. Я ненавижу их. Я ненавижу их за их легкость. Я ненавижу их за тяжесть внутри меня и за тяжелую молитву глаз Харм, когда они ищут кого-то, кого она может знать. Любопытно говорить себе, что тонешь, когда сам держишь голову под водой.

Мы решаем попробовать каждый коктейль дважды и заканчиваем тем, что закрываем бар. Пространство между нами сокращается, и это мало чем отличается от того, чтобы быть раздавленным насмерть валуном, и это нравится. Я хочу ее больше, чем когда-либо раньше. Снаружи мы все друг на друга, но все же ее глаза бдительны. У меня не хватило смелости попытаться поцеловать ее еще раз. Проблема в том, что я хочу знать, что она моя, но мне также нужно подтверждение того, что я понятия не имею, что с ней делать, когда сделаю ее своей.

Мой желудок урчал всю ночь, но на этот раз он угрожает мне: хватит трахаться. Харм тяжело сглатывает, стараясь не звучать голосом терапевта. Интересно, как далеко вы должны сжаться, прежде чем сможете начать заново? Как большой круглый шар света, который сияет на всех и вся.

— Ну, мы не можем вернуться ко мне домой, — говорю я, не в восторге от мысли прокрасться с ней мимо Мэла. К тому же я не хочу, чтобы она увидела коричневое пятно на лужайке, куда я писаю по утрам.

— Но я могла бы встретиться с Мелом, — дразнит она, толкая меня.

— Мы могли бы сбежать вместе, — говорю я. «К черту это место. Серьезно, слишком душно, вам не кажется? Даже бездомным кошкам трудно дышать».

Она натужно смеется, достает телефон и пишет кому-то; Я хочу знать, кто такой важный, но не смею спросить. Мы стоим так, она печатает на своем телефоне, а я пыхтит и пыхтит, пытаясь остаться прочно укоренившимся внутри своего тела.

«Послушайте, я могу найти нового терапевта, если это слишком сложно для вас.Я уверен, что есть и другие сексуальные девушки, — шучу я, но мне кажется, что я теряю ее.

«Ущерб уже нанесен», — говорит она, запихивая телефон в сумочку. Это словесный эквивалент того, как она отрывает мои холодные мертвые руки от своей талии.

«И что? Что ты хочешь этим сказать?»

«Мой», — говорит она, сопровождаемая чрезмерно драматичным кашлем.

«Твой, что?»

Харм реагирует не сразу. Она зажала рот кулаком и сильно прикусила костяшки пальцев.Я чувствую себя вне себя. Небо падает во все стороны.

«Вред. Что за хрень? Чего ты так боишься?»

«Я ничего не боюсь, ясно?»

Меня волнует, что она выглядит так, будто вот-вот расплачется.

— Я же говорила тебе, что это плохая идея, — говорит она, качая головой.

— Не делай этого, — говорю я, обнимая ее за талию. Она отталкивает меня, ее руки обжигают мою грудь. Я такой тяжелый, что могу провалиться в центр земли.

«Жена у меня дома. Вот почему мы не можем туда пойти, — шепчет она, косясь на проходящую мимо нас натуральную пару, взявшись за руки, с глупыми улыбками на лицах.

«Это шутка, да?» — говорю я, лицо у меня немеет, легкие замерзают в груди. Я представляю Харма, привязанного к кровати и трахающегося с горячим мускулистым бучем. Мышцы напрягаются под кожей.

Она такая красивая, что мне приходится отвести взгляд. Когда я оглядываюсь назад, все, что я вижу, это мир, который не принадлежит мне.

«Вред, — говорю я.

— Ага, — выдыхает она.

«Почему я впервые об этом слышу?» — говорю я, хватая ее за руку. Она позволяет мне держать ее за руку, и почему-то так еще хуже.

«Ты никогда не спрашивал», — говорит она, делая вид, что интересуется тем, что находится в разобранном небе. — А я знал, что ты не захочешь меня делить.

«Вред».

Если бы кто-то наблюдал за нами в телескоп, он бы увидел, как два лица перебирают все возможные эмоции, как будто кто-то сдает колоду карт.Скорбь по тебе, гнев по тебе. Страх за вас, смятение за вас. Они увидят двух женщин, уменьшающихся одновременно, но вряд ли вместе. Они увидят многое из того, чего не видят женщины.

Она спотыкается, опираясь на меня для поддержки. Я когда-то знал человека, который пристрастился к этой компьютерной игре Second Life — настолько сильно, что пренебрег своей первой жизнью. Это похоже на то, только я не знаю, я ее первая или вторая жизнь.

«Я не могу этого сделать, извините. Я думал, что смогу взорвать свою жизнь и посмотреть, будешь ли ты стоять там после этого, но я не могу, не могу, я уже выбрал свою жизнь.

Через год мы проснемся в разных кроватях, в разных жизнях, и каждый соберется в отдельное путешествие. Никто из нас не будет точно знать, куда мы идем, только то, что мы идем. Мы будем чистить наши отдельные тела, наши отдельные волосы, наши отдельные раковины. У каждого из нас будет впечатление, что мы находимся на пороге чего-то преобразующего, что мы принадлежим своей жизни только до такой степени, что когда мы хмуримся, наши отражения хмурятся в ответ. Мы подумаем о том, что пошло не так, а затем будем опираться на эту неправильность, наши ноги замерзнут и устанут от пробега по всем временным линиям нашей жизни.

Но прямо сейчас я хочу поцеловать ее огненно-красные губы, и я это делаю, и во рту у нее вкус корицы, и бурбона, и лимона, и мяты, и силы, и на мгновение мы женаты — все остальное не имеет значения, кроме ее языка, ее голод и свадебные колокола, звенящие в моей груди. Я не утруждаю себя отказывать себе в своих желаниях. Ничего хорошего из сдерживания никогда не выходило. Я думаю обо всех вещах, которые моя мать не сказала за последние двадцать лет. Куда делись эти слова? Растворились ли они в грустном дыхании сожаления? Они все еще живы? Конечно, ее слова должны где-то существовать.В чужой рот. Делать чужие дела. Передай им от меня привет, если когда-нибудь встретишься с ними. Вы узнаете их по тому, как они копаются в вашем жире и зовут вас домой.

Скрываясь во тьме — Книга 1 Рычание

…………

Давай!» Бэй приветствовал пускающего слюни зверя. «Покажи мне, что ты можешь!»

Журавль Ursus prole цвета восходящего солнца с рычанием крался вокруг своей жертвы. Он не сводил глаз с маленького пистолета молодого блондина. Он научился за годы заключения.Он знал, насколько это опасно, что это означает боль. Но он был голоден, очень голоден. А иногда даже успевал откусить до того, как пришла боль.

Иногда.

Его огромные лапы бесшумно скользили по мягкому песку, пока он полз вокруг своей жертвы. Он не сдавался, пока не получил то, что хотел, или пока не пришла боль, заставляющая его дергаться на землю. Он не остановится, пока его голод не будет утолен.

Его узкий череп с рогообразными костными выростами на затылке был темен, как тени ночи, как и его зоркие глаза.Черный цвет шел от головы по груди вниз к животу, а затем постепенно переходил в оранжево-рыжий, длинный мех, который в неоновом свете арены выглядел тусклым и неопрятным. И все же он был одним из самых очаровательных существ, обитавших на нашей планете. Как что-то такое красивое может быть таким уродливым на самом деле?

Губы его короткой морды были подтянуты. Слюна капала с его зубов, его рычание наполняло воздух. Это был только вопрос времени, когда он набросится на свою жертву, пока он не сможет наконец утолить свой голод.

Когда Бэй сделал шаг в сторону, чтобы нацелить электрошокер точно в сердце, журавль с рычанием зарычал на него. Голод гнал его вперед, но он также извлек уроки из прошлого. Люди могли быть опасны для него, пока он не был в стае. Он должен был быть осторожным, бдительным, осознавать каждое движение противника.

Два хищника столкнулись друг с другом, и только один из них мог победить.

«Обратите внимание на камень, прежде чем споткнуться о него!» — крикнул наш наставник мистер Кейпер через арену Академии Белуоса.Все это время он ходил внутри конуры — так мы называли огромный вольер посреди арены — и внимательно следил за своими учениками и сменяющими друг друга пролами, чтобы получить чаевые или в случае необходимости вмешаться. В конце концов, это всего лишь упражнение, и никто не должен пострадать — ну, кроме пролов, может быть. Что с ними случилось, не имело значения, они были взаимозаменяемы.

Отвлеченный на мгновение призывом нашего наставника, Бэй на долю секунды упустил своего противника из поля зрения, и это было его ошибкой.Кран рискнул. Он немедленно атаковал, волоча Бэя за собой на землю и рыча на него. Его целью было горло Бэя. Там люди были легкой добычей и наиболее чувствительными. Всего один укус, и эта еда была его. Тогда только смерть могла отделить его от жертвы.

Но Бэй вырывался, отводил большой череп от лица и пытался оттолкнуть от себя этого зверя, но это было слишком трудно. У него была своя жертва на земле, и он не собирался отказываться от нее в ближайшее время. Что еще хуже, Бэй также потерял электрошокер при падении и теперь мог защищаться только руками и ногами.

«Брось его!», крикнул ему мистер Кейпер. «Давай, или ты хочешь закончить как обед?!»

Бэй сделал все, что мог. Лицо под каской уже сильно покраснело от усилий, но как он ни старался, никак не мог вырваться из хватки крана. Это мог быть просто потомок собаки, но он был сильным и хотел есть, чего бы это ни стоило.

«Используй свое оружие!» — крикнул наш наставник. Было похоже, что он вот-вот взорвется.

— Новичок, — пробормотал я, откидываясь на неудобное пластиковое сиденье на круглой трибуне.В отличие от освещенной нижней части арены, здесь было довольно темно, и не только из-за синего цвета сидений. Каменные стены тоже не были привлекательными. Лишь зеленое свечение указателей аварийного выхода нарушало средневековую атмосферу великого склепа. Это и огромная, современная стальная клетка, в которой находился Бэй с краном. «Обычно это выглядит лучше».

Рядом со мной моя лучшая подруга Эванджелина издала неясный звук, который мог быть и одобрением, и заказом пиццы с салями.Просто она была слишком рассеяна, чтобы обращать внимание на меня или на класс.

Несколько минут назад она вытащила из кармана блокнот, положила его на колени и лихорадочно писала строчку за строчкой. Хотел ли я знать, что она делает? Не обязательно. Знал бы я, наверное.

Я снова посмотрел на конуру. Нижняя поверхность была закреплена двойными решетками со всех сторон, чтобы у пролов не было шансов на свободу — да, все выше тоже было тесно, потому что некоторые из тварей чертовски умели карабкаться или очень высоко прыгать — но это все равно почти не мешало обзору. .

Я едва успел закатить глаза, когда увидел, как Бэй изо всех сил пытается добраться до ножа в держателе на бедре. К сожалению, журавль расставил лапы так, что Бэй не мог много шевелить руками. На самом деле, у него была возможность только вцепиться руками в солнечную кожу, чтобы, по крайней мере, морда пускающего слюни зверя не касалась его шеи. Это звучало легче, чем когда у тебя на груди была сотня фунтов пролов — да, я говорил по собственному опыту. Бэй был не единственным, кому приходилось регулярно ходить в питомник для дрессировки.Это было частью еженедельного занятия здесь, в Академии Белуоса. Нам пришлось научиться самоутверждаться даже в самых сложных ситуациях, если мы хотели выжить, потому что путь, который мы выбрали, был опасен, если не фатальным.

Песок рассыпался по обеим сторонам врага. Ноги Бэя впились в мягкую землю в поисках опоры. Но хоть он и боролся с пролами, но никак не мог избавиться от скота.

Мистер Кейпер продолжал идти вдоль забора, всегда вокруг них двоих.Бэй еще не подвергался серьезной опасности, с одной стороны, потому что журавлю вырвали когти сразу после того, как его поймали, а с другой стороны, что и Бэй, и сам мистер Кейпер были в кожаных защитных костюмах, которые они защищали от серьезных травм. должен сохранить. Кожа, укрепленная стальными нитями и шлем с защитой шеи, была настолько жесткой, что было трудно передвигаться, вероятно, поэтому у Бэя были такие проблемы с получением ножа.

Но на данный момент все было ок, так что вмешиваться не надо — пока нет.

 

Ваш электродвигатель пытается вам что-то сказать?

Инженеры-технологи часто обладают интуитивным нюхом на неприятности, поэтому способны предсказать возможные проблемы с оборудованием и принять упреждающие меры для их предотвращения. Это не результат магических сил, а результат длительного опыта работы с установками и машинами. Билл Бертрам из производителя двигателей Marathon Electric объясняет, как можно интерпретировать различные звуки двигателей.

Если вы пройдете мимо работающего растения, вы услышите, как оно шумит.Если вы внимательно послушаете, вы сможете выделить отдельные элементы в общем звучании. Например, вы можете услышать жужжание вентилятора, стук насоса и грохот конвейера.

Поэтому неудивительно, что опытный инженер завода сможет выбрать отдельные электродвигатели и узнать их специфические «звуковые сигнатуры». Если звук двигателя начинает меняться, это может быть признаком проблемы, поэтому проницательный инженер не пожалеет времени на расследование и, таким образом, может пресечь потенциально серьезную поломку в зародыше.

Различают два основных класса посторонних шумов в двигателях – механические и электрические. Наиболее вероятными механическими причинами шума являются изношенные подшипники, трение или столкновение движущихся частей, погнутый вал, ослабленный или отсутствующий винт или другая незначительная деталь. Тип шума вполне может указывать на проблему, а соответствующую часть двигателя можно осмотреть и при необходимости отремонтировать.

Наиболее вероятными электрическими причинами шума являются потеря одной из трех фаз, приводящая к дисбалансу фаз (только для трехфазных двигателей), или гармоники, вызванные использованием инвертора.Опять же, характер шума может указывать на проблему; решение может быть простым, но может быть и немного сложнее.

Анализ звуковых характеристик двигателя на самом деле является высокоразвитой областью исследований, но, как правило, его можно применять только в очень особых ситуациях, таких как главный приводной двигатель на атомной подводной лодке и огромные насосные двигатели, используемые в шахтах с глубоким стволом. В крупных промышленных приложениях, таких как электростанции, аналогичная дисциплина анализа вибрации иногда используется как способ контроля «здоровья» больших двигателей.Но в большинстве случаев шум двигателя оценивается интуитивно инженерами, ежедневно работающими с заводом.

Причина и следствие

Общие причины повреждения двигателя включают физическое воздействие, электрическую или механическую перегрузку и плохое техническое обслуживание. Вероятно, наиболее распространенным из всех является удар, который повреждает относительно хрупкую крышку вентилятора и приводит к ее удару по вентилятору. В то время как повреждение крышки будет сразу видно, лопасть вентилятора также может быть сломана или погнута, или может пострадать крепление или вал вентилятора.Простой визуальный осмотр покажет все эти проблемы, за исключением небольшого изгиба вала, который, вероятно, приведет к жужжанию или гудению при работе.

Более сильный удар может погнуть главный вал, повредить подшипники, сместить незначительную деталь или даже повредить корпус. Большинство из них может потребовать капитального ремонта или даже утилизации двигателя.

Центральный приводной вал двигателя также может погнуться, если он подвергается чрезмерной нагрузке: например, кран пытается поднять слишком тяжелый предмет или двигатель конвейера продолжает работать, несмотря на физическую блокировку конвейера.Стоит отметить, что приводные валы часто воспринимают свою нагрузку как асимметричную, т.е. подвержены постоянному изгибающему моменту.

Слегка смещенный или изогнутый вал двигателя будет издавать гудящий звук. Подобный шум может создаваться при незначительной неисправности трансмиссионного оборудования, прикрепленного к валу двигателя. В последнем можно убедиться, отключив вал двигателя от нагрузки и включив ее. Если шум исчезнет, ​​неисправность не в двигателе.

Если шум по-прежнему присутствует, необходимо выполнить второй тест.Включите двигатель, затем выключите его; если двигатель мгновенно перестает вращаться, проблема почти наверняка электрическая, а не механическая. Запах гари или нагар указывают на неисправное соединение, которое можно легко починить. Возможно, что одна из катушек ротора вышла из строя (размоталась или отсоединилась), в результате чего электромагнитное поле стало асимметричным и возникло колебание ротора. Если одна из катушек чувствует себя неплотно набитой, вероятно, требуется перемотка.

Перемотку почти всегда должен выполнять профессионал, как и замену поврежденных валов и изношенных подшипников.Многие другие виды ремонта могут быть выполнены на месте, хотя с экономической точки зрения может быть более целесообразным просто заменить двигатель.

Все чаще двигатель используется в сочетании с инвертором или приводом с регулируемой скоростью. Привод можно использовать для снижения энергопотребления за счет работы двигателя на более низкой скорости (экономия энергии часто бывает очень значительной) или для обеспечения дополнительного уровня оперативного управления (например, двигатель центрифуги может быть настроен на три оборота). заданных скоростей, две скорости ускорения и две скорости замедления).

Однако следует отметить, что инвертор может увеличить как электрические, так и механические нагрузки на двигатель, поэтому может потребоваться более тщательное техническое обслуживание и контроль.

Заключение

Промышленные электродвигатели — прочные и надежные элементы оборудования, требующие минимального обслуживания в течение всего срока службы. Есть много-много примеров того, как мотор безукоризненно служит буквально десятилетиями, особенно если его регулярно осматривать и оперативно устранять мелкие проблемы.

Техническое обслуживание обычно состоит из очистки, смазки, проверки креплений и выравнивания нагрузки, проверки рабочей температуры (и обеспечения свободной циркуляции воздуха), прослушивания/ощущения вибрации и проверки электрических соединений.

Обычный мелкий ремонт может включать в себя затяжку винтов и болтов, переделку электрических соединений и установку нового охлаждающего вентилятора и/или кожуха. Более крупный ремонт включает в себя замену изношенных подшипников и перемотку катушек, что может быть лучше выполнено специализированным подрядчиком.

Один из лучших способов проверить мотор — узнать его звуковой почерк и регулярно его слушать. Это не только просто сделать, но и сделать почти интуитивно понятным инженеру, работающему на заводе, и, вероятно, это лучшая доступная система раннего предупреждения!

О компании Regal

Regal является ведущим производителем электрических и механических устройств управления движением, обслуживающих широкий спектр рынков от тяжелой промышленности до высоких технологий.Производственные и сервисные предприятия Regal расположены по всему миру. Для получения дополнительной информации: www.rotor.co.uk

 

 

 

 

Ученые Citizen отслеживают популяцию журавлей на юге полуострова Кенай

Малый канадский журавль в Гомере, Аляска. (Фото предоставлено Ниной Фауст/Kachemak Crane Watch)

Канадский журавль выглядит и звучит как современный динозавр.

Они имеют рост около 3 футов и размах крыльев 6 футов.

Они используют свой острый 4-дюймовый клюв, чтобы копаться в грязи и ловить насекомых и мелких млекопитающих. А иногда они используют этот длинный клюв для защиты.

«Этот клюв — очень и очень смертоносное оружие», — сказала Нина Фауст, соучредитель Kachemak Crane Watch, некоммерческой организации, занимающейся сохранением канадских журавлей.

— Я думаю, это очень величественные птицы, — сказал Фауст. «Многие люди описывают их как царственных, они двигаются как королевские особы и просто очень элегантны.Когда они танцуют, это просто самое великолепное зрелище, которое вы когда-либо видели».

Стая из 20 малых канадских журавлей кормится на травянистом поле в заповеднике Инспирейшн-Ридж в Гомере.

Фауст указывает на группу из трех журавлей, стоящих близко друг к другу.

«Вы можете увидеть семью прямо здесь», — сказала она. «У взрослых верхушка красная, а глаз желтый. Молодые полностью золотистого цвета, без красного верха и с темными глазами».

Они готовятся мигрировать на 2400 миль к местам зимовки в Сакраменто, Калифорния.Но до того, как журавли улетят в середине сентября, у Фауста есть работа.

Каждую осень она организует «общественное научное» исследование популяции журавлей на юге полуострова Кенай.

В три определенных дня жители связываются с ней, чтобы сообщить о наблюдениях канадских журавлей. Используя эту информацию, она может оценить, насколько велика численность населения каждый год.

Потеря среды обитания и хищничество могут оказать большое влияние на популяцию журавлей, сказал Фауст. Вокруг залива Качемак постоянную угрозу представляют белоголовые орланы.

«За этим интересно наблюдать, потому что иногда они видят орла вдалеке и начинают издавать этот маленький рычащий крик. Все встают и смотрят, и все готовятся. Если он приблизится, пуф, они ушли! — сказал Фауст, смеясь.

Массовая гибель морских птиц обыкновенной кайры в начале лета привлекла белоголовых орланов в район Гомера. По словам Фауста, многие из орлов, похоже, остались и теперь охотятся на других животных, включая журавлей.

Еще одна потенциальная опасность? Люди.

— Их почти не увидишь на дорогах, — сказала она. «Но в этом году возникла проблема, потому что кто-то, кто живет на оживленной дороге, начал их подкармливать. И они начали ходить по всему району. Были люди, которые останавливали меня на почте, звонили по телефону, спрашивали, что за журавли маршируют посреди дороги в Гомере?»

Краны, прогуливающиеся по центральным районам, рискуют быть сбитыми автомобилями. Они также могут врезаться в линии электропередач.

«Я имею в виду, черт возьми. Они впадают в панику и могут влететь прямо в них», — сказала она». Он ломает им крылья, может оторвать им клювы. Просто ужасная смерть».

Несмотря на эти угрозы, исследование этого года показало, что популяция малых канадских журавлей в Гомере держится на стабильном уровне около 200 особей.

В этом году популяция произвела на свет 47 детенышей, но только 30 дожили до конца сезона гнездования. Это примерно нормально.

В начале сентября канадские журавли покинули Гомер и направились обратно в Центральную долину Калифорнии.

Фауст и ее товарищи-«краниаки» наблюдали, как улетают последние журавли в этом году – это время, которое всегда кажется горько-сладким.

«Это оставляет большую дыру в вашем сердце», — сказала она.

В Калифорнии Барт Макдермотт с нетерпением ждет прибытия журавлей. Он управляет Национальным заповедником дикой природы Стоун-Лейкс, к югу от Сакраменто. По его словам, краны начнут прибывать в начале октября.

«Сначала ты начинаешь их слышать. Если вам повезет, вы сможете услышать их доисторическое кудахтанье», — сказал Макдермотт.

Журавли ночью устраиваются на ночлег в заболоченных местах, а днем ​​выходят на соседние сельскохозяйственные поля в поисках зерна. Но журавли сталкиваются с растущим списком угроз в районе Сакраменто, сказал Макдермотт.

«К сожалению, здесь много городской застройки. Таким образом, мы видели, как многие из этих полей, которые журавли обычно выезжают и кормят, начинают превращать в жилые дома», — говорит он.

Продолжающаяся засуха в Калифорнии также представляет опасность для журавлей.

«Чтобы иметь заболоченное место, вам нужна вода», — сказал Макдермотт. — И тебе нужно много воды. Птицы также полагаются на то, что у фермеров есть вода для выращивания этих культур. Есть также опасения по поводу болезней диких животных. Вы получаете меньшие площади, где у вас более высокая концентрация птиц, сидящих в воде, и существует риск передачи болезней и вспышек».

Журавли останутся в Калифорнии на всю зиму, а в конце февраля отправятся на север.

А пока черепашкам в Гомере придется подождать до весны, прежде чем эти грациозные гиганты вернутся в гнездо.

«Ходячие мертвецы» больны (телесериал, 2012 г.) — Теодус Крейн в роли Big Tiny

[заключенные рассказывают группе Рика, почему они никогда не пытались сбежать из столовой]

Теодор ‘T-Dog’ Дуглас : Ты никогда не пытался сбежать отсюда?

Оскар : Мы попытались снять двери.Но если вы сюда заглянете, эти уроды выстроятся в очередь за дверью, рыча, пытаясь попасть внутрь. На окнах есть решетки, через которые Хи-Мэн не сможет пройти.

Аксель : Размер больше 5х8.

Большой Крошечный : Вы не увидите, что я жалуюсь. Делаю 15. Моя левая нога едва помещается на одной из этих коек.

Оскар : Да, его не зря называют Большим Крошкой.

Томас : Вы закончили дрочить друг друга?

.